Adventure Fantasy World - Арелас

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Тюремная башня

Сообщений 1 страница 30 из 46

1

http://i021.radikal.ru/1105/98/1d0ae6775be6.png
Полуразрушенная, гулкая, рассыпавшаяся, и всё равно - величественная... Это старое тюремное здание, более не использующееся. Хотя несколько лет назад именно здесь держали самых опасных преступников. А в глубоко вырытых подвалах даже пытали.

0

2

Ванесса, задумавшись на весьма прозаические темы, и не заметила, как дошла до башни. Раньше возвышавшаяся неприступной громадой, ныне она производила удручающее впечатление: разгромлённая, почти разобранная по камешку, башня выглядела памятником самой себе. Ванесса присела и присвистнула: проржавевшие металлические браслеты были словно бы разорваны: это какой же силой должен был обладать некогда закованный в них узник!
Кряхтя, Несса встала и заинтересованно уставилась на полузаваленный вход: это место  притягивало девушку, словно магнит. Башня в воспалённом сознании Ванессы представлялась неким огромным плотоядным чудовищем, давно уж почившим и окоченевшим. Девушка хотела исследовать нутро башни, прикоснуться к камням, помнившим сотни, нет, тысячи буйнопомешанных, вдохнуть глубоко Историю...
Но внезапно прямо перед лицом Нессы вспыхнули белёсые искры, вспыхнули - и тут же погасли. Ванесса осторожно отступила назад, потирая обожжённый нос. Она не знала, что это такое, но одно было ясно точно: девушка стала свидетельницей творимой волшбы. Это значило, что где-то рядом находился маг: не исключено, что он вскоре здесь появится, а Несса была не в том настроении, чтобы контактировать с другими жителями Ареласа. Девушка нервно заозиралась, взглядом ища место, где можно было укрыться.

0

3

//Начало игры//
Прыжок, перебежка, еще прыжок... Спрятаться за старой бочкой, поднырнуть под тень длинного белого забора дома верховного Судьи. Расставить пошире лапы, прижаться брюхом к земле, теперь ползти. Метр, два. Молодец, Лисса, молодец. Еще несколько улиц - и она будет в Темном Квартале, а уж там то скрыться она сумеет - для превращения подойдет первый попавшийся дом. Лапу нежно сжимает тонкий серебряный браслет-цепочка - подарок одного из благодарных клиентов. Это портал. Куда он переносил, Лисса не знала, но, согласитесь, когда за вами носится орда озверевших мужиков с дубинами и магическими посохами в руках - это становится не столь существенным.
Прыжок. У первого преследователя удивленное лицо. Было. Из разорванного, - один удар, можно по праву собой гордится - горла упругой темно-красной струей бьет кровь. Хочется остаться здесь, приникнуть к этой шее,  к обнажившемуся теплому мясу, к струящейся крови - и рвать, рвать уже наверняка мертвое тело лапами и зубами, насыщаясь... Та часть Лиссы, которая является волчицей, так и просит, буквально умоляет уступить этому желанию. Но - нельзя. Сейчас нельзя. Не переживай, милая, завтра поохотимся всласть. Обещаю. И больше никаких охотников.
Волчица фыркает и отлетает от трупа. Короткая перебежка, неожиданный маневр, другая сторона улицы. Поворот. Остановка. Еще один труп. Гул голосов преследователей становится все громче: их больше и они ближе. Оборотней здесь не любят. А жаль. Мирные существа.. До наступления ночи. Ну а ночью и выходить-то незачем - опасно (причем не только из-за полуволков).
Ну, давай же, еще немного. Ага, как же! Будто ей особо везло когда! Из-за поворота на нее выносится несколько человек. Дьявол! Маги из Академии. Эти размахивать посохами попусту не станут. Вот и сейчас один из них возносится вверх. Сейчас маг что-то бормотнет - и все, прощай свобода, честное имя парфюмера и жизни. Обратится она уже не успеет - да и только самоубийца будет делать это рядом с врагом. Допрыгнуть до горла говорившего тоже невозможно - слишком далеко стоит. Да и  приятель его рядом не зря стоит. Итак, выход только один. Боги, прошу, пусть ТАМ не будет людей
Цепочка-портал рвется от одного быстрого, почти молниеносного удара когтистой лапы. Вспышка, искры холодного голубого света окружают словно коконом. У магов вытягиваются лица - ну да, не каждый день можно встретить тощего как скелет оборотня с дорогущим порталом на лапе.
В следующий момент поджарое тело больно соприкасается с каменистой землей. Холодный ветер, мгновенно наполнивший ноздри запахом моря, взъерошил короткую жесткую шерстку. Лисса вскочила на ноги. Никого. только какое-то существо, то ли русалка, то ли утопленница, торопливо уходит по тропинке к берегу. Справа, на расстоянии десяти шагов возвышается башня, от которой буквально пахнет болью и смертью. Волчица вскакивает на четыре лапы. Небольшое усилие воли, легкое частичное изменение.
- Эй, девушка, вы куда!? Стойте!

Отредактировано Медея Лартер (2010-08-20 01:56:27)

0

4

Выпучив глаза, Ванесса наблюдала за тем, как волчица начинает превращаться в человека. А преображение в первую очередь охватывает голову. Довольно страшное зрелище: голова - весьма миловидной девушки, тело же - поджарого, напрягшегося волка. А уж когда эта голова ещё и разговаривает... М-да, зрелище не для слабонервных. Ванессу невольно передёрнуло.
Но всё же удивить, а тем более - испугать этот законсервированный труп, ходячую падаль было довольно сложно. Осторожно, бочком, Несса подобралась поближе к оборотню. Внезапно она красочно представила, как копирует способности новой знакомой, прикладывая ледяные ладони к вздымающейся грудной клетке. О, пережить бы ещё хоть раз это сладостное чувство, когда уходящая  - и чужая - жизнь брызжет из-под пальцев! Почувствовать  бы в кончиках знакомые иголочки неродной магии, столь неохотно Ванессе подчиняющейся! О, если бы... И она бы смогла почувствовать азарт охотницы, идущей по следу полнокровной жертвы. Могла бы слиться с блудницей-ночью, воссоединившись с её самыми потаенными, самыми сладкими гранями. Ванесса с некоторой завистью взглянула на девушку: она-то могла всё это сделать, а она... а она только и может, что исследовать океанское дно и доказывать что-то непонятное самой себе.
Но, с другой стороны, оборотничество доставляет массу проблем. Это и нервные селяне, так и норовящие вогнать в зад кол или плеснуть освящённой водой вслед, и дикий, беспрерывно терзающий голод... Ну уж нет, решила Ванесса, не надо нам такого, обойдёмся уж и своими скромными способностями, а что о слияния с ночью - ну вылезет она из пруда на берег, ну посидит, повоет... Да и хватит с неё слияния.
Ванесса задумчиво обошла вокруг незнакомки. Да уж, чтобы заполучить способности, надо для начала убить оборотня, а у слабенькой Нессы это может и не выйти - тем  более, оборотни менее восприимчивы к чарам; может, на эту девицу и вовсе не подействует. Ладно уж, пущай живёт покуда.
Ванесса ещё раз обошла вокруг незнакомки, буквально свалившейся ей на голову. Отчётливо пахло собачатиной. Несса сморщила нос.
- От тебя несёт псиной, - бесстрастно произнесла Ванесса, устраиваясь на тёплом камне.

off извини, но я не совсем поняла, что значит "частичное изменение", и позволила себе пофантазировать.)

0

5

Практически у каждого антропоидного существа есть тайны. Они могу быть большими или маленькими, важными или абсолютно бесполезными, одни можно как-то использовать, другие - нет и хранятся они в складилище памяти исключительно для собственного удовольствия. На каждого человека в среднем приходится три-четыре сотни тайн. Это приблизительно. Среднестатестически, так сказать. Бывают случаи, когда у человека почти нет тайн - это либо после допросов в застенках дворца Королевы, либо если человек блаженный, либо если мертвый. И бывает еще, когда на одну в общем-то слабую человеческую душонку приходится много тайн. Столько, что хрупкий фундамент рушится, увлекая за собой в зыбучие пески все здание души… Такие люди часто сходят с ума. Или меняются, перерождаются, но в уже несколько большем количестве. То есть в их голове появляются посторонние голоса, которые говорят в общем-то умные вещи, и личностей внутри становится не одна, а две. Для современности  Ареласа это нормально. Для Ареласа вообще нормально все, что в принципе по факту существования своего ненормально.
Лисса, как это ни прискорбно, тоже прогнулась под гнетом тайн и впечатлений, которых было слишком много для одного несчастного оборотня, чья душа и так разрывалась между человеческой и звериной составляющей. Ее стало две. Вернее, даже три. Сама она предпочитала называть так не три разных личности, которые умудрялись каким-то чудом делить между собою тело, а скорее три жизни. Одна жизнь – дневная. В ней она Медея, парфюмер, довольно приятное в общении сознание, неизменно доброжелательное и очень умное, за рукой и сердцем (а может и за состоянием) которой неизменно охотятся довольно богатые и успешные жители города. Ночью, под бархатистым покровом темноты и плаща она становится Лиссой – лучшей отравительницей города, чьи  яды еще никогда не давали осечки, а авторитет в бандитской (и просто темной) среде никогда не падал. Это было темное жестокое существо, думающее только о своих целях и ни серебряника не давшего бы за жизнь ближнего. А еще была третья: волчица. Плотный переплетенный клубок из шерсти, нервов, инстинктов, запахов воли, азарта и лунного света. Она тоже была жестокой, как и всякий прочий зверь. Но жестокой в меру, и не раз спасала драгоценное тело всех троих. Проявлялась она только на охоте, ну или по мере  необходимости. А еще была четвертая. Сама Лартер. Кем она была изо все  них? Неизвестно. Одновременно всеми и никем. Как спел один бард, когда Лисса вытащила его из лап каких-то уличных бандитов,
...Ей отмерено время
Между светом и тьмою…
Непосильное бремя –
Оставаться собою,
Быть ни тем и ни этой
Но обоими сразу,
Ни живой, ни отпетой,
Лишь по сердца приказу
Поступать. Даже если
Разорвут его в клочья
Те, кто день славят песней
Те, кто шастают ночью.
Мало тех, кто поймут
Сумрак... Тех, кто поверят -
Он не враг, и ведут
В обе стороны двери...
…Кем - не знаю ответа -
Суждено ей когда-то
Стать? Весенним рассветом -
Или зимним закатом?

Да… Ни та, ни эта… Как будто сторонний наблюдатель. Среди этих масок и характеров так легко заблудится.. Она вот потерялась. Но предпочитала об этом никогда не задумываться – почто зря душу-то травить, коли сделать ничего уж и нельзя?
Сейчас на «первый план» вышла Лисса. Сразу после превращений на первый пан выходила она. Хотя и волчица еще до конца не ушла – тихонько порыкивала себе в уголочке сознания, предоставив отравительницы все свои рефлексы и инстинкты.
Лисса тряхнула разметавшимися по ветру волосами, которые, впрочем, немедленно упали обратно и принялись путаться о лапы. А рук, что бы убрать их, не было – лапы волчицы были приспособлены разве что для почесывания за ухом, но в данном случае это только усугубило бы ситуацию. Решив, что стоять на и так слабеющих лапах неохота, Лисса присела напротив существа, которое встретила здесь. О, это было одно из самых удивительных темных созданий, которые она видела за всю свою недолгую  (по меркам оборотня) жизнь – синяя кожа, волосы с кувшинкой, глаза, в которых было так мало человеческого… В чем-то они были даже похожи, наверное.
- От тебя несёт псиной, - «обрадовало» ее существо.
- А от тебя – тиной и тухлой рыбой, - фыркнула Лиса. Своеобразные приветствия были произнесены и отравительница решила перейти непосредственно к интересовавшей ее проблеме:
- Ты не могла  бы сказать, куда меня занесло? «А все из-за этой чертовой охоты!»

Отредактировано Медея Лартер (2010-08-20 18:13:43)

0

6

Ванесса сползла к краю камня, изучающе оглядывая незнакомку. Та чем-то неуловимо напоминала утопленнице её первую жертву, наивную селянку - нет-нет, не чертами лица, а чем-то иным... неуловимым. Быть может, мимикой... Хотя нет, тоже не то.
Это странное ощущение - будто бы она уже была знакома с этой девушкой-оборотнем, и, мало того, уже убивала её, настроило Нессу на сентиментальный лад.
Увести девчонку не составило труда. Ванесса вынырнула из густых зарослей, поймала один лишь взгляд полоскавшей бельё селянки - и та была готова идти за ней хоть на край света. Но на край света и не надо было - Нессу удовлетворило ближайшее ячменное поле.
Уложив свою жертву посреди бескрайнего шелестящего океана, Ванесса, перед тем, как выпить девицу подчистую, на мгновение приложила ладони к её щекам. Пусть эта девчонка хотя бы перед смертью почувствует себя счастливой.
Перебирая пальцами длинные шелковистые волосы, сливающиеся со спелыми колосьями,  Несса наслаждалась прозрачной, тягучей энергией селянки - кто-то называет это душой. Оказалось, что жертва утопленницы обладала её и зачатками магии: непослушные волшебные силы иголочками кололи кончики пальцев Ванессы. Однако всё приятное быстро кончается, и полностью иссушенное тело уже не представляло для девушки никакого интереса.
Это была первая и пока единственная жертва Ванессы. Однако сейчас, зачарованно глядя на жилку, судорожно бьющуюся на шее полуперевоплотившиейся незнакомки, Несса остро возжелала вновь почувствовать пьянящий вкус чужой энергии...
Ванесса пару раз моргнула и отвела взгляд.
- Ты на острове Одинокого Эльфа, бывшем пристанище преступников Ареласа, - хрипло ответила девушка, стараясь не смотреть в сторону оборотня, - Не знаю, как ты будешь выбираться отсюда, сообщение с островом давно прервано.

0

7

Сладко потянувшись, Эржебет в полудреме прокручивала в голове план проведения очередного дня в замке. -с утра - танцы и завтрак, к обеду возможно, прокачусь на лошади, после - мигом в библиотеку, а потом...потом... Но тут, сквозь пелену сна полураспахнутых глаз, Эржебет мигом скинула с себя наваждение, вспомнив, что же она натворила вчера. Умудрилась сбежать из замка, хоть эта прогулка, была определенно, достойна этого, а потом ее встретил незнакомец, милостиво предложивший юной наследнице посмотреть окрестности верхом на коне...
Девушка мигом села и почувствовала неприятную боль в спине - видимо, сон был хоть и глубокий, но спать, после прекрасных дворцовых перин на полуразвалившейся кровати было, безусловно неудобно. Ошарашенным взором осматривала принцесса помещение, в котором находилась. Каменные стены, кое-где покрывшиеся плесенью, такой же каменный пол, и всего одно небольшое окошко, через которое проникало совсем немного света.
-Надо что-то делать. -пронеслась, будто бы ястреб, мысль в голове принцессы, и ведомая мимолетным порывом, девушка мигом подскочила с кровати и побежала к двери и с силой схватилась за ржавую ручку, но - ничего кроме пары ссадин от безуспешного терзания запертого выхода из комнаты наследница не получила. А за дверью, с той стороны, она услышала до боли знакомое мяуканье. Самое страшное - Иерра осталась вне зоны досягаемости и ее успокаивающий взгляд не сможет привести мысли принцессы в порядок. Секундный ступор.
Эржебет отшатнулась от двери и обрушилась обратно на кровать, которая мерзко заскрипела, будто бы играя аккомпанемент ко всем душевным терзаниям, мучившим принцессу в данный момент. Эржебет зажмурилась и сжалась в комок, обняв колени руками. Ей совсем не нравилось подобное положение дел, она не собиралась провести весь день, и кто знает? может быть, остаток всей своей жизни в этой угрюмой комнате без права на выход. Но в ее душе не было страха. Там клокотала бурная смесь из удивления, расстройства, обреченности, и маленькая толика того самого чувства, из-за которого рыцари едут за тридевять земель спасать принцесс от драконов, а вольные странники отправляются за сокровищами. Просидев в такой позе добрых полчаса и упершись взглядом в злополучную дверь, стоящую напротив, Эржебет перебирала в своей голове различные варианты того, кто бы мог ее похитить, а главное - зачем? Но мысли отказывались строиться в ряд, откуда-то не возьмись брались абсолютно бредовые идеи и людоеде, охотником за женскими сердцами, и даже мысль о страшном огнедышащем драконе аккуратно ступила на порог сознания принцессы. Девушка фыркнула, тряхнув головой, подошла к окну. Солнце уже собиралось заходить за горизонт, сгущались сумерки, и вся местность, представляющаяся взору Эржебет, медленно окуналась в туман. Не зная, что ей дальше делать, наследница села на подоконник и от растерянности, сама того не замечая, стала заплетать спутанные белокурые волосы в косу.
-Что ж, обязательно придет кто-нибудь, кто скажет - зачем я здесь. -бормотала вслух Эржебет, это немного успокаивало ее. -ведь в жизни не бывает случайностей. Давай воспринимать все это, как приключение! -слишком громко проговорила Эржебет, а за дверью послышалось ободряющее мяуканье - ирг не оставлял свою хозяйку не на минуту.

0

8

Придурковатое хихиканье, чей-то прокуренный голос за дверью:
- Здесь, что ли?
Обладатель дивного баса пытался говорить тише, но слышно всё было великолепно. В ответ ему вторило какое-то неразборчивое шипение... или шёпот. О чём конкретно говорили неведомые собеседники - было неясно. Но разговор их был совсем коротким, и уже спустя мгновенье дверь с размаха ударилась о стену. С потолка посыпались мелкие камушки, а проём тут же загородила мощная фигура - покатые плечи, вздувшиеся под заляпанной рубахой мышцы, мощная шея, плавно перетекающая в голову, по сравнению с телом кажущуюся несоразмерно маленькой... Странный пришелец шагнул вперёд. Мимо него проскользнуло какое-то животное, и мужчина, разглядев кошку, пнул её, отшвырнув к стене.
Он выглядел угрожающе: низкий лоб, придурковатая ухмылка, растянувшая тонкие бесцветные губы и обнажившая гнилые пеньки зубов, мутный взгляд маленьких серых глазок из-под сдвинутых белёсых бровей... Внешность незнакомца вовсе не располагала к завязыванию дружеских контактов. Огромные ручищи сжимали каменную секиру, а поверх давно не стираной одежды был криво повязан почти белый фартук... заляпанный, правда, крупными, смазанными отпечатками кровавых ладоней.
- Гы! Принцесса! - просипел великан, неотрывно наблюдая за Эржебет. Его неясный, несфокусированный взгляд методично ощупывал все линии девичьего тела. Не отрывая зачарованного взгляда от наследницы, устражающий мужик осторожно водрузил своё оружие в угол, осторожно подошёл к разваленной кровати, помялся немного и, наконец, опустился. Кровать тяжело, грузно вздохнула, прогибаясь почти до полу.
- Настоящая принцесса! Ты же настоящая, правда?..
Очевидно, незнакомец решил перейти от созерцательного к активному, и, сопя, полез к принцессе.

0

9

Эржебет уже было почти успокоилась и сосредоточилась на рассматривании горизонта. Солнце почти скрылось за верхушками деревьев, а через туман можно было разглядеть небольшие далекие огоньки. По всей видимости, очень далеко отсюда находилось какое-то поселение. Стало прохладнее, и принцесса, поежившись, решила, что пора бы слезть с прохладного каменного подоконника. Но не успела ее ножка ступить на пол, как девушка услышала чей-то гулкий бас за дверью. Она тут же соскочила с подоконника, ее глаза широко распахнулись от страха и томительного ожидания - кто же тот таинственный незнакомец? -Спаситель, враг, друг, зачем он пришел ко мне? Сердечко в груди Эржебет бешено заколотилось, когда дверь с грохотом распахнулась и наследница смогла лицезреть громилу, вошедшее в место невольного заточения этой юной особы.
От подобной внезапности принцесса практически вжалась в стену, а костяшки ее пальцев стали белы - так сильно она схватилась за подоконник. Великан, каким он казался в глазах Эржебет, был очень устрашающим, но любопытство и удивление на малую толику пересиливало страх.
-Добрый вечер... -начала была вежливое знакомство принцесса, но внезапно из-за спины громилы показался знакомый белый силуэт, -Иерра! -голос наследницы сорвался на крик, когда она с ужасом пронаблюдала, как этот верзила посмел пнуть ее верного ирга. Да, в своей жизни в замке она не могла наблюдать столь жестокие картины, и одна из них, тотчас представившаяся ее взору, чрезвычайно покоробила ее душу, словно тысячи кошек заскребли на сердце Эржебет. Принцесса кинулась к своему любимому другу, и не взирая на верзилу, взяла на руки Иерру, и обняла кота.
-Все хорошо. -пронеслось у нее в мыслях. Иерра сообщал Эржебет, что с ним все в порядке, и волноваться не стоит. Принцесса проводила пальцами по его мягкой шерсти, надеясь, что так оно и есть, и игр не врет ей, и совсем уж было позабыла о верзиле, находящемся в комнате.
-Гы, принцесса! Скрип кровати вернул ее в сознание, и наследница выпрямилась, не выпуская из рук кота, и со взглядом, в котором смешивалось непонимание происходящего, страх и удивление, глянула на гостя. Но Эржебет не собиралась просто так стоять и молчать, не собиралась ожидать, когда с ней сделают что-либо плохое, или же отпустят восвояси. И она заговорила.
-Извольте спросить, но вы не могли бы сказать, где все-таки я нахожусь?... -начала было говорить Эржебет. Она произносила каждое слово серьезно и громко, стараясь донести до громилы, что не представляет из себя хрупкую девушку, и с ней не так-то легко будет сладить. Ее взгляд был уставлен прямо на гиганта, лежавшего на кровати. ...и кто вы? Бандит, вор, а может быть, людоед? Смею сообщить, что меня есть не стоит, и не потому, что я принцесса, хоть я таковой и являюсь, просто я слишком худосочна для хорошего ужина, извините. -к концу речь Эржебет не была уже окрашена серьезностью и боевым оттенком, она опять приобрела обычный оттенок ее речи - звонкий, с некой примесью любопытства в голосе.
-Да, я принцесса, самая настоящая... Наверное! -Иерра на ее руках издал протяжный шипящий звук, когда верзила было потянулся к наследнице, и Эржебет ухитрилась перебежать к другой стене, дабы получить ответы на вопросы, и она искренне надеялась, что с таким огромным страшилой, больше походящим на людоеда, пришедшим с пиршества, можно найти общий язык.

0

10

- Так мы ж... это... ну, в тюрьме, - бесхитростно ответил на вопрос девушки мнимый "людоед". А затем он нахмурился ещё больше и исподлобья глянул на Эржебет.
- Ты меня маньяком каким-то мнишь, принцесса, - пробурчал мужчина, - ...Эй, ты куда?! Ну ты чего шуганая такая? Принцессы все такие, что ли? Эх, небось запугали тебя в там, во дворце энтом...
Здоровяк вздохнул, но не встал с кровати.
- Меня тут... господин прислал... просить тебя мол, быть благоразумной, не пытаться бежать. Мы уж с тобой по возможности тут хорошо обходиться будем... Только ты буянить не смей: господин у нас хоть и многомудр, но строг. Накажет - сама же жалеть будешь!
Мужик помолчал какое-то время, снова глянул на наследницу.
- Я - местный повар... Меня зовут Байен. Ты... того, кушать-то не хочешь? Эвон какая худосочная, тебя что, вообще в дворце этом проклятом не кормили?

0

11

-В тюрьме? -поняв смысл фразы громилы слишком буквально, Эржебет очень изумилась и ее щеки покрылись легким румянцем. -Что же я такого натворила, что очутилась в тюрьме? Я же, как-никак, принцесса, и очутиться в этом месте для меня - чрезвычайная глупость. Надо будет разобраться. -мысли возникали в голове Эржебет кучей, сумбурно - слишком много событий за последние сутки выпали на долю наследницы. Ирг тем временем спрыгнул с рук хозяйки и сидел рядом, не сводя глаз с ее внезапного собеседника.
Она, безусловно, много не понимала из слов верзилы, назвавшего себя Байеном. Тюрьма, господин, не желавший отпускать принцессу из плена - все эти странные вещи погрузили Эржебет в размышления. Безусловно, самой глупой идеей на данный момент была попытка побега. Девушка пребывала в твердой уверенности, что ничего плохого в этом месте с ней не сделают и уж тем более, не убьют. Не для этого обычно воруют принцесс. Минимум - выменяют на земли или же на многочисленные богатства Ареласского замка, кто знает, а знала меньше всего эти вещи юная принцесса. У нее начала болеть голова, Эржебет потерла виски и встряхнула волосами. - Надо поговорить с этим господином при первой же возможности, кто знает,  чем это обернется... -но один поток мыслей мгновенно прервал другой - Иерра мысленно вмешался в ход мыслей Эржебет:
-Ох, хозяйка, чую, накличешь ты приключений на свою светлую головушку, или ты правда думаешь, что у этих, -кот легонько кивнул головой в сторону громилы, -все так просто, и они будут обходительны с принцессами?
-Иерра, уверяю тебя, все будет хорошо, и чует мое сердце - после всего этого жизнь моя ой, как изменится, и кто знает, в какую сторону. -мысленно ответила Эржебет своему питомцу. Кот лишь фыркнул, но все же, почувствовав прилив сил у хозяйки, отправился на подоконник.
И в этот же момент принцесса будто бы вырвалась из потока мыслей, и вспомнила, что в комнате она отнюдь не одна. Заправив выбившуюся прядь волос за ухо и переступив с ноги на ногу Эржебет обратилась к Байену уже со своим привычным легким выражением, в котором все же проскакивали нотки опасения:
-Знаете, я не отказалась бы от еды, я действительно, очень голодна. -и немного подумав, добавила: -а вы ведь хороший, я уверена - вы, очень хороший, просто выглядите слишком...опасно. - и в первый раз за вечер уста юной принцессы озарила слабая и искренняя улыбка.

0

12

- Ну тогда жди, сейчас принесу тебе чего-нибудь, - Байен несмело улыбнулся, глядя на принцессу. Не сказать, что у него была красивая улыбка... Но всё же лицо мужчины смягчилось, в уголках глаз залегли мягкие морщинки. Он не был злым. Да, выглядел он довольно устращающе, но настоящег зла в его душе не было, он примкнул к Рерию не оттого, что желал власти или жаждал развить свои магические способности, нет... Но это - совсем другая история.
Байен грузно поднялся с кровати, и та вновь жалобно заскрипела, протопал к двери, не забыв по дороге прихватить свою секиру. Оглянувшись на Эржебет последний раз, Байен хотел что-то сказать... но шагнул за порог, не проронив ни слова. Глухо лязгнул замок, осела на петлях дверь. И тут же за створкой раздался тихий говор: приглушённый бас Байена и чей-то едва различимый шёпот. В голосе повара проскальзывали жалобные, просящие интонации, но они оказались буквально сметены мощным напором оппонента. Спустя несколько секунд всё стихло.

0

13

Начало игры <===
«Впрочем, можно с уверенностью сказать, что все вышло даже более чем неплохо», – удовлетворенно подумал Рерий, поднимаясь в комнату, где была заперта принцесса. Мужчина немного устал – поспать ему, конечно, никто не дал. Да и времени нет. Ну что за беда с этой жизнью, никогда ни на что не хватает времени! Эх, а ведь кому, как ни ему, Рерию Рауэну, обладать большим запасом тягучего золота – времени, то бишь?
Похоже, даже такая власть, которая была сосредоточена в руках мужчины, не могла дать ему самого простого – чуть больше времени, чем сейчас.
Впрочем, сейчас не самый подходящий момент для размышлений о смысле бытия и о времени. Эти темы слишком важны и глубоки, чтобы думать о них, поднимаясь к совсем еще юной принцессе. О таком надобно рассуждать, сидя в удобном кресле, глядя на уютный огонь в камине и попивая ароматный чай. Эх…
Верный ирг спокойно сидел на плече.
- Тебе надо бы поспать, – с несвойственным ему сочувствием проклекотал Офанорел. Вообще эта птичка – самое заносчивое и язвительное создание во всем Ареласе, честное слово. - Иначе снова раскиснешь и потеряешь все то, что случайно попало в твои холеные ручки, – с несравним удовольствием в голосе добавил ирг. «Ну почему у всех ирги как ирги, а у меня – язва?», - сокрушенно подумал Рерий. Нет, конечно, он был сильно привязан к Офанорелу, но порой создание становилось просто невыносимым. Пожалуй, даже еще более невыносимым, чем сам Рерий.
- Спасибо за поддержку, друг мой пернатый, – раздраженно фыркнул маг. – Умеешь ты подбодрить.
Впрочем, поддержка Рерию была вовсе не нужна, последняя фраза была, скорее, неумелой попыткой устыдить своего ирга, который, в последнее время, стал сварливее и заносчивее, чем самая лучшая из женщин. Эх, какая все-таки жалость, что женщины умеют разговаривать. Честное слово, их это совсем не красит.
Наконец крутой подъем закончился, и Рерий замер на миг перед тяжелой дверью, запертой на ключ.
Засов с жалобным скрипом открылся и перед взором прищуренных темно-зеленых глаз Рерия предстала картина, которая еще долго потом будет вспоминаться ему, как один из самых приятных событий его не долгой жизни – что может быть лучше вида врага, находящегося у тебя в плену? А если этот враг – совершенно не безобразная принцесса с такой милой смесью непонимания, грусти, страха и жажды приключений во взоре, то тогда все совсем замечательно.
- Добрый вечер, принцесса, – поздоровался Рерий, отвесив шутливый полупоклон. Настроение стремительно летело вверх. Даже вредный ирг закрыл свой нахальный клюв и теперь беспардонно пялился на симпатичную принцессу самым что ни на есть наглым образом.
«Надо было ему человеком рождаться», – подумал Рерий. – «Из Офанорела вышел бы прекрасный дон жуан и редкий бабник».
- Как вам моя скромная обитель? – мягкая кошачья улыбка не сходила с тонких губ Рерия. Господи, какое же наслаждение получаешь от вот такого вот общения: это все равно, что разговор кошки и мышки, которая случайно угодила в мышеловку и теперь отчаянно пытается узнать, что с ней будет дальше. Увы, человеколюбием Рерий никогда не страдал – поэтому ему было мягко говоря плевать, что будет со столь очаровательной принцессой дальше. Главное – чтобы он, Рерий, сумел извлечь из нее максимум пользы для себя, а дальше – хоть потоп, честное слово.
- И не стыдно тебе запирать столь милое и невинное создание в этом грязном, бестолковом месте? – снова попытался подколоть Рерия ирг. Эх, последнее время он стал слишком разговорчивым… Интересно, можно ли найти самку для ирга? И вообще, есть ли у них пол и прочие милые дополнения? Рерию начинало казаться, что у Офанарела начался банальный кризис среднего возраста – раньше он таким занудой и снобом не был. Или был, но Рерий этого точно не замечал.

Отредактировано Рерий Рауэн (2011-04-27 15:33:20)

+2

14

Как только дверь захлопнулась, принцесса словно бы скинула с себя оковы и вновь смогла хоть чуть-чуть расслабиться, находясь в одиночестве. Она присела на кровать, и подумала о том, что даже находясь в плену можно извлечь для себя несколько уроков. Например - не убегать, куда не следует. Ноги немного болели, и принцесса решила не церемониться - сняла и аккуратно поставила рядом с кроватью легкие розовые туфельки, оставшись босиком на довольно прохладном полу. Но это действие принесло ей некое успокоение. Тем временем ирг неспеша приблизился к хозяйке и что-то невнятно проурчав, потерся о ее ноги.
-И все-таки, ты такой славный. Как же здорово, что хотя бы ты, Иерра, не оставляешь меня в трудные минуты. - Эржебет аккуратно взяла голову кота в ладони, и посмотрела в его глаза. Целебная энергия ирга как никогда была необходима девушке. Глядя в бездонные глаза кошки тело Эржебет наполняла энергия, настроение поднималась, и она понимала, что не бывает безвыходных ситуаций. -Нужно лишь верить в себя, и все получится.
Иерра был на редкость малоразговорчив, по животному было видно, что он постоянно находится в напряжении, будто бы ожидая опасности. Наследница прикрыла глаза, вновь и вновь прокручивая в голове события, произошедшие с ней. Это все было словно вымышленно, Эржебет казалось, что она находится во сне. Вот-вот - и пучина сновидения развеется, и жизнь вновь потечет по привычному руслу. Но это ощущение вмиг улетучилось, когда девушка услышала звук открывающейся двери. Она тут же поднялась с кровати, думая, что это пришел Байен, ведь он обещал принести еды. Желудок предательски заурчал, обычно в это время принцесса ужинала и находилась совершенно в другой обстановке, нежели сейчас.
Но в дверном проеме показался совсем не тот, кого ожидала увидеть Эржебет. То был молодой статный мужчина с птицей на плече, которая слишком по-человечески смотрела на принцессу. Девушка наивно полагала, что все в этом месте представляют из себя нечто иное, как огромных верзил нелицеприятной наружности. Наследница поежилась, но все же воспитанность пересилила откуда не возьмись появившийся ступор:
-Приветствую. -принцесса недоуменно посматривала на вошедшего, сцепив руки в замок за спиной. Она даже не успела обуться, и понимала, насколько же она нелепо выглядела. Иерра тем временем, глухо урча, стоял за спиной девушки и неотрывно взирал то на вошедшего, то на птицу.
-Не нравятся мне они, хозяйка. -пронеслась мысль ирга в голове наследницы.
-Ты только не натвори глупостей, прошу. -зная нрав своего питомца, попросила его Эржебет.
-Что ж, было очень мило с вашей стороны приютить меня, но все же я совсем не понимаю, зачем вы решили меня украсть? -прямолинейность и искренность слов Эржебет довольно часто ставило ее в неловкое положение перед людьми, но она не любила лгать. А в этой ситуации молчать она просто не могла. сердце бешено колотилось в груди, но принцесса старалась сохранять спокойствие. Ведь не просто так посетил ее этот мужчина?

Отредактировано Эржебет Ареласская (2011-04-27 14:26:47)

0

15

Рерий пристально смотрел на юную принцессу, пытаясь понять, что у нее на уме. Занятие, надо сказать, довольно бессмысленное, так как прелестное создание, вероятно, думала сейчас о самых незначительных вещах – например, о скинутых поспешно туфельках или о белоснежном ирге, который буравил Рерия недобрым, подозрительным взглядом. Впрочем, Офанорел отвечал ему тем же.
- Чего ты так напрягся? – поинтересовался Рерий у ирга. Тот не ответил, но взгляд его внимательных зорких глаз становился все более пронизывающим и злым. Не знаю, то ли верный ирг Рерия почуял что-то неладное, то ли он просто не любил кошек, но простую белую рубашку, в которую наспех облачился маг, Офанорел нещадно драл острыми изогнутыми когтями.
Принцесса старательно пыталась сохранить самообладание – что ж, это, конечно, похвально. Было бы куда неприятнее, если бы столь милое существо билось в истерике и пыталось сбежать. Рерий просто ненавидел женские слезы – сказывалась, видимо, жизнь при дворе, в кругу через чур вежливых и манерных людей. Что поделаешь, за те тридцать четыре года, что Рерий портит эту землю своим присутствием, ему пришлось побывать и учеником,  и придворным, и бродягой, и заключенным…
- Вряд ли вам это будет интересно, но мое имя Рерий, – непонятно зачем сказал маг, беспардонно присаживаясь на край кровати, рядом с принцессой. Манеры манерами, а он все-таки устал. И еще эта птица все плечо ободрала… Сейчас, к вечеру, верный ирг, к уютной тяжести которого Рерий, казалось, давно привык, казался особенно неподъемным. Имя юной принцессы мага не очень интересовало, хотя он был уверен, что она представится – таковы, вероятно, все женщины: обожают торжественные знакомства. Главное, чтобы в реверансе не расплылась. Этого добра Рерию хватило в его юности, которая, как казалось ему сейчас, была, как минимум, лет двести назад, а то и больше.
– Приютил? – холодно переспросил Рерий. «Ох уж эти девушки – вечно ждут принца на белом коне и огнедышащего дракона, в качестве бонуса», – вздохнул про себя маг. Женщины, по его глубокому убеждению, нужны были исключительно как украшения интерьера или как приятное дополнение к крепкому здоровому сну… Все-таки приятно отдыхать, чувствую живое тепло под боком. Офанарел в этом плане был самым невыгодным из иргов – того же кота принцессы можно хотя бы как грелку использовать.
- А меня как фонарь, – обиженно проворчал ирг. – Я полезнее.
«Ревнивый ирг – это даже не смешно», – удрученно подумал Рерий, проклиная тот день, когда ему в руки попала эта говорливая сварливая птица.
- Вынужден вас огорчить, принцесса, в данный момент вы находить у меня в плену, – тут Рерий не смог удержаться от крайне довольной, но по-прежнему холодной улыбки. Да, все-таки эта партия ему удалась: похитить эту наивную девушку не составила труда, разве что тащиться пришлось далеко. Теперь можно было приступать ко второй части плана… Но это позже. Сначала Рерий хотел поужинать и хорошенько выспаться. Все-таки последние два дня или даже чуть больше ему было совершенно не до простых житейских радостей.
- И, боюсь, вам придется прибывать в этом состоянии достаточно долго, – добавил маг.
- Конечно, быстро решать дела мы ведь не умеем, – язвительно заявил Офанорел.
- Честное слово, когда-нибудь я сделаю из тебя совершенно волшебное жаркое. Как думаешь, ты вкусный? – не остался в долгу Рерий, потрепав ирга по крылу, в знак того, что он понимает его юмор и совсем на него не обижается. Обида – это знак мелких пакостников и пафосных злодеев, не имеющих за спиной ни образования, ни опыта. Рерий к таковым себя не относил, по сему не безосновательно считал, что обижаться на кого-то (тем более на любимого ирга) просто глупо. А на глупости Рерий время и силы никогда не тратил.

0

16

Сделав небольшой шаг в сторону, когда Рерий, именно так он представился, подошел ближе и присел на кровать, принцесса насупилась. Что ж, Эржебет тоже было необходимо представиться, но именно здесь она замялась, так как не привыкла говорить свое имя первому встречному, ведь, как ее почему-то поучали в детстве - этого нельзя было делать ни при каких обстоятельствах. Принцесса вновь начала сплетать свои волосы в косу, и через пару мгновений все же решилась на ответ:
-Мое имя Ундина. -почему-то представилась и совсем не своим, а именем героини очень полюбившейся ей книги из королевской библиотеки, которую наследница довольно часто перечитывала и очень сопереживала главной героине.
-И зачем я это сделала? -подумалось было Эржебет, и ее щеки покрылись небольшим румянцем. Но в следующий момент услышав сакральную фразу о том, что принцесса теперь находится в плену, она наконец-то вспомнила, что именно этот человек вчера украл ее. Что ж, ночь и капюшон, накинутый на голову наездника ничуть не смутили приключенческий настрой принцессы, за что она теперь расплачивалась самым настоящим заточением.
-Думается мне, что стоит тебе наладить дружеские отношения с этим... Рерием, и не в коем случае не веди себя, как истеричка, мужчины, а тем более, подобные люди, этого очень не любят. Хотя, о чем это я - моя хозяйка все равно не из таких... -мерное бурчание Иерры разбавило обстановку, по крайней мере для Эржебет точно.
Пока Рерий говорил, Эржебет успела его немного осмотреть. Странно, но ей показалось, что мужчина очень устал, и ему сейчас было совсем не до пленной принцессы, коей являлась в данный момент она сама. Таков уж был нрав девушки - жалеть всех, кто, как казалось ей, нуждался в этом, и находить в каждом, даже самом черством взгляде каплю добра и человечности. -Может быть, он тоже не такой злой и плохой, кем пытается показаться мне сейчас?
Лицо Эржебет, до этого выражавшее озадаченность ситуацией, прояснилось открытой и искренней улыбкой. Одно мгновение - и принцесса уже сидит рядом с человеком, даже не догадываясь о том, кем же он является на самом деле, подперев подбородок ладошками, и с интересом рассматривая его.
-Знаете, пленным все же полагается немного пищи, я думаю. Ваш слуга по имени Байен обещал принести мне еды, но его все нет и нет. -принцесса удрученно вздохнула и покачала головой, пытаясь заглянуть в глаза ее похитителю. Все же, королевское воспитание и абсолютное ограждение от всех ужасов жизни сыграли роль в становлении Эржебет, как личности, ведь на ее месте любая другая девушка вела себя совсем иначе, и уж точно не пыталась заговорить с собственным похитителем. Но ведь наследница не знала, как нужно вести себя в данных ситуациях - бояться, или совершенно наоборот. А страх - страх улетучился после наполнения энергией от фамильяра, и вернется уж точно не скоро.
-Но не до такой же степени! Я совсем не то подразумевал под своей фразой. -ирг удрученно качал головой, переминаясь с лапы на лапу. Принцесса лишь тряхнула волосами и надела туфли. Все же неприлично сидеть на одной кровати рядом с мужчиной босиком. Негоже это.

Отредактировано Эржебет Ареласская (2011-04-27 16:04:42)

0

17

Офф: Повар, я так понимаю, вымышленный перс?

Рерий уселся на кровати по удобнее и приказал своему печально ноющему желудку заткнуться – негоже показывать принцессе, что он тоже голоден и устал. Она, в конце концов, его пленница. И вообще, в самом ужасном варианте, ему, возможно, придется закончить жизнь этой очаровательной особы, которая так мило смущается, называя свое (свое ли?) имя. Конечно, маг искренне надеялся, что до этого не дойдет, но, впрочем, такой вариант тоже очень вероятен. Все может случиться… Если для того, чтобы достигнуть цели, придется пожертвовать жизнью Ундины – что ж, Рерий ни секунды не будет колебаться.
Честно говоря, такой вариант сильно облегчит ему жизнь. В конце концов, ему нужна не сама принцесса, а тот хаос, в который впадет королевство, лишившись единственной наследницы.
Вероятно, печальные размышления отразились на красивом, но усталом лице Рерия, потому что Офанорел сильно напрягся и царапнул хозяина по плечу, предупреждая, чтобы тот убрал со своей все еще улыбающейся физиономии выражение тихой печали, так не свойственной таким существам, как Рерий.
- Держи себя  в руках, Рерий, – посоветовал сокол. – А то печалишься, как девственница после неудачного секса.
Мда, ирг не обладал манерами и воспитанием своего хозяина. Более того, в этом плане он был полной противоположностью мага. Впрочем, Рерию это даже нравилось: всегда интересно иметь рядом того, кто настолько отличается от тебя. Ощущение, как будто смотришь в зеркало, которое показывает инвертированное изображение. Занятно.
«Хм, а я почему-то всегда думал, что такие создания, как моя пленница, питаются цветочным нектаром да и то, в катастрофично малых дозах», – полушутя подумал Рерий.
- Разумеется, вам сейчас принесут поесть. Я же не садист, чтобы держать такую прелестную девушку голодной, – вновь улыбнулся маг. На счет «не садиста» Рерий лукавил – человеколюбием и жалостью к поверженным он никогда не страдал. Правда, он всегда отличался любовью к красоте и изяществу, поэтому смерть рассматривал исключительно как произведение искусства, предпочитая зрелищность и изощренность качеству и милосердию.
«Действительно, где этот повар?! Как жаль, что у меня настолько бестолковая и нерасторопная прислуга!», – сокрушался Рерий, убеждая свой несчастный организм потерпеть еще немного.
- Надеюсь, вы не будите возражать, если я поужинаю вместе с вами. В моей башне не так много приличных комнат, – делано печально заметил Рерий. Он все еще не мог смириться с тем, что ему приходится ютиться в столь не опрятном и нищем местечке. Башня была полуразрушенной, и комнаты, которая могла бы послужить столовой залой в наличии не имелось.
Ирг, наконец, перестал драть несчастную льняную рубаху, чем очень обрадовал своего хозяина. Рерий снова прикоснулся к шелковистым перышкам своего верного Офанорела. Несмотря на грубость, заносчивость и пошлось птицы, это был крайне полезный союзник.
Рерий с удовольствием вспоминал, как однажды шатался по темному болоту, освещая свой путь глазами ирга. Даа, его преследователям было явно сложнее, чем ему: в качестве фонаря Офанарел идеален.
Тут дверь распахнулась, прерывая приятные воспоминания Рерия, и в комнату вошел Байен во всем своем могучем убожестве. Трудно описать, как маг был рад появлению своего слуги. Естественно, он старался не показывать этого. Но манящие запахи пищи несказанно утешали жителя разрушенной тюремной башни.

0

18

Эржебет согласно кивнула головой, мол, конечно же, я буду не против. Хотя, даже если бы она отказалась и попыталась выпроводить Рерия из комнаты, эта ситуация вряд ли окончилась хорошо. Но пока все складывалось достаточно, чтобы не вызвать паники в сердечке принцессы - похититель действительно выглядел уставшим и не выказывал никаких признаков агрессии, а это значит, что эта ночь пройдет для Эрижабет вполне безобидно, если конечно, сюда внезапно не нагрянет королевская армия и не наделает здесь шума. Да, наследница всерьез полагала, что ее будут искать, о чем немедленно сообщила Рерию:
-Я думаю, что меня уже ищет королевские воины, вы не боитесь их? -ее вопрос прозвучал немного неуместно - в этот же самый момент в комнату зашел уже знакомый ей повар Байен. Эрижабет с наслаждением втянула ноздрями запах еды, и с интересом разглядела пищу. Конечно, это были не королевские явства, которые готовили лучшие повара Ареласа, но как говорится, на голодный желудок все будет сносным.
Для начала Эрижабет взяла небольшую крынку и налила ее содержимое в кружку, которая выглядела довольно заржавленной. Отпив глоток, принцесса поморщилась - в кружке оказалось довольно крепкое вино. Сделав еще несколько глотков, дабы успокоить жажду, она оставила кружку обратно и вновь поглядела на Рерия, который, по всей видимости, тоже был очень голоден. Заметив, что его рубашка основательно пострадала от когтей орла, она с легкой улыбкой заметила:
-У вас рубашка не в очень хорошем состоянии, видимо, вы очень занятой человек и не можете зашить ее сами. А меня в замке обучали вышиванию, вот. -принцесса склонила голову набок и улыбнулась еще шире, почему-то так называемый "плен" сейчас казался принцессе забавной игрой, а Рерий хоть и выглядел серьезно и устрашающе, но Эрижабет почему-то до сих пор не могла поверить, что этот человек способен воровать принцесс, а про более жуткие поступки она даже задумываться боялась.
-Ты ведешь себя как дурочк... как мамочка. -ехидно заметил голос Иерры в голове принцессы.

0

19

Наверное, первый раз Рерий был настолько рад видеть своего неуклюжего повара. Нельзя сказать, что маг был так уж сильно привязан к мирским радостям, вроде вкусной еды или крепкого сна, но два дня без пищи – это многовато.
- Будет тебе урок – никогда нельзя отправлять в путь без провианта, надеясь, что сумеешь найти что-нибудь по пути, – назидательно произнес Офанорел, за что был незамедлительно согнан с уже и без того разодранного плеча.
- И не стыдно тебе перед верным иргом? – обиженно проворчал сокол. – Между прочим, о твоем же здоровье забочусь.
- Честное слово, Офанорел, ты с легкостью заменяешь мне и жену, и мамашу. Ты же птица! Тебе положено быть свободолюбивым и легким на подъем! – простонал маг.
Перед Рерием стоял кувшин с вином, тарелка с вареным картофелем и какое-то мясо. Памятуя о том, что после продолжительной голодовки (а два дня – это, несомненно, ужасно долго), маг решил, что обойдется одной картошкой. Благо, она была рассыпчатая и вполне сытная. Несколько больших глотков хорошего, но довольно слабого по меркам Рерия, вина дополнили во всех отношениях приятный ужин.
Далее последовали довольно наивные, но исполненные гордости за королевских воинов, слова принцессы Ундины.
- Вы в серьез думаете, что я, Рерий Рауэн, буду бояться нескольких пьяных солдафонов, вооруженных хлипкими секирами из королевских запасов? – насмешливо фыркнул Рерий, поражаясь наивной вере принцессы в то, что все обязательно будет хорошо.
«Все-таки хорошо, что она еще так юна, была бы постарше – догадалась, зачем она и мне и чем может закончиться это приключение…».
Офанорел недовольно покосился на мага – ему явно не нравилась самоуверенность хозяина. Но тому было глубоко плевать на мнение ирга – в конце концов, он имел полное право так говорить, ведь его сила действительно в несколько раз превосходила мощь королевских военных, а отсутствие совести давало полную свободу действий, чего у вояк, конечно, не было.
Впрочем, последующие слова очаровательно принцессы настолько удивили Рерия, что тот даже и не попытался скрыть свое изумление. Действительно, встречали ли вы когда-нибудь пленниц, которые добровольно предлагали заштопать подранную рубашку своему похитителю? Рерий, например, ни разу не встречал. Поэтому в этот странный момент, он довольно таки пораженно пялился на Ундину, пытаясь понять, что за странное создание сидит сейчас перед ним, и серьезно ли ее предложение.
Прошло не меньше двух секунд, прежде чем Рерий взял себя в руки и, взвесив все «за» и «против», стянул с себя драную льняную рубаху.
Несмотря на все хладнокровие, которым всегда славился маг, сейчас на его лице было написано самый искренний шок. Офанорел довольно хихикал, наблюдая за этой картиной со стороны. Рерий бросил на ирга возмущенный взгляд – мол, заткнись, птица, сам виноват!
- Вы, пожалуй, первая принцесса, которая при виде меня не кидается в истерику и не орет что-то типа: «Сволочь, ты мне всю жизнь испортил!»… Приятно видеть, что в этом испорченном мире остались воспитанные люди, – пробормотал Рерий себе под нос, сделав еще один глоток вина.

+1

20

Принцесса молча жевала мясо, слушая то, как Рерий говорил о том, что королевская армия ничто перед ним.
-Довольно самовлюбленный тип. И птичка эта потрепанная мне тоже не нравится. -разворчался ирг, прохаживаясь кругами вокруг кровати и внимательно поглядывая на свою хозяйку.
-Что же ты такой злобный, Иерра, видать, тоже проголодался, -Эржебет положила на тарелку несколько кусочков мяса и поставила их на пол, на что зверь отреагировал весьма резво и быстро накинулся на предложенную ему пищу, -надеюсь, Рерий не будет против, что я покормила тебя, ведь ты мне еще нужен сытым и добрым. -безусловно, наследница понимала, что в словах ирга была доля правды - до конца доверять похитителю было бы форменным безумством. Но ведь даже здесь она по привычке вела себя как при королевском дворе за обедом - аккуратно ела, сидела прямо, в общем - проявляла все признаки дворцового этикета. Пока девушка пыталась насытиться нехитрой пищей, Рерий, на удивление мягко отреагировал на ее предложение заштопать бедную поношенную рубаху и тут же снял ее с себя, между тем повествуя о том, какие бывают истеричные принцессы.
-А вы, видимо, много повидали принцесс в своей жизни, это удивительно. И спасибо за ужин. -Эржебет бросила взгляд на рубашку, -хм, позвольте, но здесь, в этой комнате я не вижу не ниток, не иголок.
Она звонко рассмеялась, глядя на удивленное лицо похитителя, ничуть не смутившись его голого торса. Сейчас принцесса выглядела совсем как не принцесса - обычная добрая простушка, которая никогда не была при дворе, и искренний смех, который вряд ли могла позволить себе Эржебет в королевском замке да еще в окружении большого количества знатных лиц и прислуги.
-Чую, тебе будет что рассказать, когда ты вернешься в замок. -пробормотал уже более довольным тоном Иерра, он наелся и тихонько подкрадывался сзади к орлу - охотничий инстинкт дикой кошки брал свое.
-Да, будет... Но кому? Ведь кроме тебя, я никого не посвящала в свои тайны, а остальным это было неинтересно. Государственные дела, понимаешь ли. -от веселья не осталось и следа, и Эржебет загрустила, сдвинув брови. Да, быстрые смены настроения были для нее привычным делом.

Отредактировано Эржебет Ареласская (2011-04-27 19:31:44)

0

21

Стоять полуобнаженным перед принцессой, спокойно жующей мясо, приготовленное неумелой рукой Байена, было как-то до безобразия странно. Рерий много чего повидал на своем веку, но вот не высокомерную принцессу без комплекса бога видел впервые. Возможно, этим и объяснялось столько не характерное для мага поведение. Кто бы мог подумать, что Рерий может быть таким удивленным и даже немного смущенным. Естественно, маг не смущался своего тело – благо, природа наградила его прекрасной внешностью, но что-то во всей этой ситуации заставляло темного колдуна чуть ли не покрываться краской.
Ирг готов был расхохотаться в голос, видя состояние хозяина.
- Даже не думай, бессовестная птица! – предупредил Офанорела маг.
Вопрос Ундины относительно ниток заставил Рерия окончательно возненавидеть себя – ну что такое, он, взрослый мужчина, смущается перед собственной пленницей, как прыщавый пацан.
- Байен! – крикнул он. – Мне нужны нитки! Быстро! – жаль, конечно, что слуга не отличался ни умом, ни хитростью, зато был расторопен, что, по мнению Рерия, было уже неплохо.
Не прошло и минуты, как уродливый Байен притопал в комнату, неся в своей огромной руке клубок ниток и пару больших иголок. Передав швейные принадлежности девушке, Рерий подошел к большому решетчатому окну. Зеленые глаза пристально всматривались в туманную, темную даль. Это время, на границе дня и ночи, Рерий любил больше всего. В сумерки границы стираются. Это еще не ночь, убивающая в людях стыдливость и страх, но уже и не день, призванный быть стражем морали и тайн… Сейчас, в этой сиренево-серой мгле, время казалось несоизмеримо тягучим и медленным. Оно словно закутывало всех обитателей этого мира в волшебный плед магии и воспоминаний.
Пожалуй, кроме тараканов, Рерий боялся еще и прошлого. Потому что в прошлом он был не тем, кем он являлся сейчас. Не было мощи, не было некромантии, не было силы Огня, за незаконной овладение которой его прокляли и отлучили от столь ненавистной церкви. «Интересно, есть ли на этой земле маг, который мог бы вернуть меня назад?..», – проскользнула мелкая, чужая мысль. Последнее время Рерий часто ловил себя на том, что совершенно не следит за тем, как идут его мысли. Они стали отдельным, свободным организмом, маг даже не пытался сдерживать их, лишь заинтересованно следил порой за их играми и стремительным движением. «Если он есть – было бы неплохо уничтожить его».
- Увы, на моем веку я повидал слишком много принцесс, – не поворачиваясь к Ундине, пробормотал Рерий. – Несколько лет мне пришлось служить при дворе… Надо вам сказать, это было самое тоскливое время в моем жизни. Нет ничего хуже лишения свободы… Думаю, вы меня понимаете.
- Еще бы она тебя не понимала, - фыркнул ирг. До сих пор Рерий не понимал, каким образом у Офанорела получается фыркать – он же вроде птица! – Сковал девочку по рукам и ногам, можно сказать, а сам стоишь тут полуголый и размышляешь о свободе. Молодец просто!
- Друг мой, может тебе все-таки найти самку? – безнадежно поинтересовался Рерий, не рассчитывая на положительный ответ.
- Боюсь, меня, как и тебя, кстати, ни одна добропорядочная самка не выдержит дольше суток, – печально вздохнул Офанорел, присаживаясь на подоконник рядом с хозяином.

0

22

Эржебет кивком головы приняла нитки и поудобнее усевшись на кровати занялась таким несвойственным для принцессы занятием - сначала она вдевала нитку в иглу а уж потом принялась за работу. Ну а что еще можно было делать в плену, как не заниматься рукоделием или общаться с пленниками, или... самим похитителем, что не удивительно. Пару раз девушка поднимала взор на Рерия, который, казалось, о чем-то глубоко задумался, стоя у окна. Девушка не решалась прерывать его размышлений и неспеша продевала иглу сквозь ткань.
-Нет ничего хуже лишения свободы... Действительно. -возможно, именно здесь и сейчас, сидя на старой скрипучей кровати, не окруженная десятком слуг, следящих за каждым шагом юной наследницы, и оставляющей ее в покое, только если обхитрить их, не слушая наставления от очередного учителя, Эржебет могла понять, что все шестнадцать лет она тоже была в плену. В красивой золотой клетке. Во дворце было много клеток с птицами, и девушка часто приходила кормить их. Они встречали принцессу громким клекотом и щебетом на различный лад, но ведь то, что их кормят и дают все возможное для жизни, еще не означало их полную свободу.
-Знаете, -тихо проговорила принцесса, -а я ведь сбежала из замка. А потом вы меня украли. Забавно, теперь все наверное думают, что меня выкрали прямо из опочивальни. -она вновь замолкла, и не дождавшись ответа Рерия, задумалась и стала напевать какую-то простую песенку, которую придумала сама. Работа идет быстрее, когда поешь. Но такое затишье, прерываемое голосом наследницы внезапно сменилось резким звуком, от которого Эржебет вздрогнула и нечаянно уколола себе палец. Зажав его в складках платья, она обернулась, и увидела, что Иерра совершил неудачную попытку атаки на птицу Рерия.
-Ну что ты делаешь! Сам же говорил, что мне необходимо вести себя прилично, а на себя не посмотрел! -попыталась пристыдить ирга принцесса. Тот не ответил не слова, лишь недовольно зыркнул на Рерия и залез под кровать, бурча что-то нечленораздельное.
-Ну, вот все готово. Теперь ваша рубашка как новенькая! -не пораненной рукой протянула Рерию рубашку Эржебет со счастливой улыбкой. Отчего она улыбалась - кто знает? Возможно, если бы ей действительно угрожала опасность, она принимала бы ее с улыбкой. Таковой уж была принцесса и ничего с этим поделать нельзя было, увы.

0

23

Наконец, Рерий смог облачиться в залатанную рубаху. Надо сказать, шила принцесса не так уж и плохо. Худшие опасения мага, к счастью, не оправдались: он-то, по правде сказать, действительно опасался, что милая девушка окажется обычной белоручкой.
- Благодарю, принцесса, – поблагодарил девушку Рерий. Господи, как же он не привык к этой спартанской обстановке… К этому неумелому слуге, к этим ржавым скрипучим кроватям, к этим обшарпанным стенам. Никогда не любивший излишнюю роскошь, Рерий изнывал без элементарных удобств. Однако за все приходилось платить. Он хочет власти – значит, придется терпеть. В темных глазах мага снова мелькнула грусть всего лишь мгновение, но оно горьким послевкусием замерло на кончике языка мужчины. Плевать. Он сам все для себя решил. И эта убогая, полуразрушенная башня, и эта принцесса, которая так хорошо шьет – все ведет его, Рерия, к исполнению давно задуманного. Сейчас, лишившись единственной наследницы, королевство впадет в панику. Анархия. Хаос. Им понадобиться новый, могущественный правитель. Рерий будет не захватчиком, а спасителем. Ведь именно он придет в столицу со своей армией. Именно он даст людям порядок, в котором они нуждаются… А Ундина… что ж, в большой игре всегда приходится жертвовать пешками. Даже если у этих пешек замечательные светлые локоны и добрые глаза.
Рерию по-прежнему было довольно грустно. Однако в следующую минуту вся его меланхолия молниеносно испарилась…
- Агрх! – шипел Офанорел, вцепившись загнутыми когтями в белоснежную шкуру ирга Ундины. Странно, что он не превратил кота в слиток золота или не продемонстрировал свой замечательный визг, выводящий противника из строя довольно надолго. Пернатый ирг просто драл кота когтями.
Рерий побледнел: эта принцесска может быть хоть трижды красавицей и умницей, но за своего ирга он прикончит любого! Рука мага уже была занесена для удара, когда Офанорел, наконец, поставил мощную лапу на горло коту пленницы.
Спокойные обычно глаза Рерия сейчас метали молнии:
- Клянусь, если такое еще раз повториться – я прикончу вашего кота, миледи! – прошипел он, зло прищурившись. – А вас отправлю в подвал. К мелкой прислуге и грызунам, коих здесь огромное количество.
Последнее, правда, было небольшим преувеличением. Подвал, о котором упомянул Рерий, был уже давно затоплен и жить там было невозможно. Впрочем, можно было попробовать.
Кляня себя за допущенную слабость и мягкость по отношению к принцессе, Рерий свистом подозвал к себе ирга. Тот моментально оказался на только что заштопанном плече мага и с явным неудовольствием уставился на принцессу и ее кота. 
- Когда-нибудь я точно до него доберусь, – мстительно заявил Офанорел.

0

24

Эржебет, минуту назад пребывавшая в спокойном состоянии, в миг поменяла настроение, только заслышав яростное шипение своего любимого питомца. Да, к этому она как раз таки и была готова - рано или поздно ее своенравный ирг все равно сделал бы то, что так давно задумывал. Но, безусловно, сейчас все было не в пользу белоснежного кота.
Вскрикнув, принцесса было хотела разнять кота и птицу, но через пару мгновений Иерра, обиженно шипя, вновь залез под кровать. Он был не только обладатель вспыльчивого нрава - кот был ужасно обидчивым, по делу и без. Девушка поняла, что трогать кота не стоит, но очень беспокоилась о том, не принесло ли это небольшое сражение серьезные ранения ее питомцу.
Услышав возгласы Рерия, принцесса разозлилась не на шутку. В конце-концов это не она пришла сюда в гости, и по-хозяйски расположившись, стала бы натравливать своего фамилиара на ирга хозяина дома.
Подскочив, Эржебет вплотную приблизилась к Рерию, и смотря на него снизу вверх ненавидящим взглядом, заговорила, стараясь не повышать интонации выше положенной нормы приличия. Но в душе у нее все кипело, и принцесса готова была растоптать и Рерия, и его птицу, дабы вновь отправиться домой, где никто не будет ей указывать, что делать и как быть.
-Простите пожалуйста, но я оказалась здесь именно по вашей вине! -тыча указательным пальчиком в грудь похитителя, принцесса разразилась тирадой, -Так что попрошу не удивляться, и тем более, не обращаться в таком духе с девушкой, если поведение моего ирга чем-то вас не устраивает. Где ваши правила приличия, милорд! Где было видано, чтобы пленных принцесс отводили в подвалы только из-за того, что птица похитителя ведет себя неподобающе! - Эржебет понимала, что несет бессмыслицу и тоже ведет себя совсем не как принцесса, но свое быстро сменяющееся настроение она порой контролировать не могла. Закончив монолог, она замолчала, и насупившись, уставилась на Рерия.
-Ну сейчас-то я точно окажусь в подвале, или, того хуже, он заберет Иерру. Храни меня Аэна, чтобы меня обошла беда. -наследница была верующей, и в неприятных для себя ситуациях всегда обращалась к высшим силам, и считала, что они действительно ей помогают.

0

25

Рерий смерил Ундину презрительным взглядом – девушка, что с нее взять? Глупая, испуганная, наивная. Свято верящая в то, что она все еще принцесса. В то, что она когда-нибудь выйдет из этой башни. Мужчина фыркнул – ну да, конечно.
- Всегда ненавидел кошек, – заявил Офанорел. – А еще больше их хозяек. Чокнутые существа.
Маг старался не обращать внимание на ирга – в конце концов, ему положено ненавидеть кошек – все-таки птица.
Однако поведение принцессы сильно разочаровало Рерия – он привык, что женщины реагируют на его злость несколько иначе. Бессмысленный и дерзкий монолог, который вырвался из очаровательного ротика Ундины, разозлил и позабавил его одновременно. С одной стороны, Рерия, конечно, раздражало неповиновение красавицы, но что-то очень глубоко в душе симпатизировала отчаянной храбрости пленницы.
- Запомните, пожалуйста, – убийственно холодным тоном начал Рерий, отходя от окна. – Вы больше не принцесса. Сейчас вы – средство для достижения моей цели. Все.
Пронзив девушку ледяным взглядом темно-зеленых глаз, маг вышел за дверь.
Щелкнул замок. «Ничего, я еще налажу с ней отношения», – раздраженно думал Рерий. В принципе, состоять в дружественных отношениях с пленницей совсем не обязательно, но маг предпочитал не заводить себе лишних врагов. Особенно, врагов-женщин. Потому что именно они, прекрасные и хитрые, способны плести самые сложные заговоры и вдохновлять самых отчаянных воинов на месть. Нет ничего хуже, чем женщина, которая тебя ненавидит.
«То же мне, выдумала: по моей вине она здесь оказалась… Нефиг было рождаться наследницей», – поражаюсь абсурдности своих мыслей, Рерий машинально погладил ирга.
- В этом безумном мире, ты один хотя бы делаешь вид, что меня понимаешь, – вздохнул маг. Птица смерила его долгим внимательным взглядом и удовлетворенно заявила, что он, Рерий, тоже не самое бесполезное создание, с которым ему, иргу, приходилось встречаться.
- Можно даже сказать, что я к тебе привязался,  - заявил наглый Офанорел, устраиваясь на плече Рерия поудобнее.
- Смотри, не раздери мне снова рубаху, – проворчал маг. – С принцессой я поссорился, так что зашить ее будет некому. Ты же не хочешь, чтобы твой хозяин ходил в драной рубахе?

0

26

Как только дверь захлопнулась и Эржебет вновь осталась одна, она села на кровать и скрестив руки, уставилась в одну точку. -Тоже мне. -она погладила кота, который все же вознамерился показаться ей на глаза, и вылез из своего импровизированного убежища. Девушка была невероятно расстроена и зла. Еще бы - доселе никто не говорил наследнице подобного. Она насупилась. Да и она никогда раньше не встречалась с подобными неприятными личностями. Пусть и очень интересными. Но чтобы незнакомец фактически присвоил Эржебет себе - она потерпеть не могла. -А ведь могли бы стать хорошими друзьями, глядишь - и отпустил бы. -очередная наивная мысль принцессы. Но сейчас она была обижена на весь мир, и прежде всего - на Рерия. И на удивление, даже не за то, что он посмел украсть ее. А за что именно - она понять не могла.
-Хотя... Я и так никогда не была настоящей принцессой. -и опять вздох. Погружение в пучину воспоминаний. Все принцессы, с которыми общалась Эржебет - будь то ее ровесницы, или девушки, старше ее, были самыми настоящими дамами. Высокомерные, чуть эгоистичные, и очень избалованные. Но нашей принцессе всегда надоедало общение со "сливками общества". Они чрезвычайно странно реагировали на рассказы Эржебет о том, какую книгу она прочитала, или что нового узнала от солдат, побывав в их госпитале. Но те принцессы были свободнее, чем Эржебет. Они совершали конные прогулки, ездили в гости, порой переплывали целые моря - это сколько невероятных приключений можно было испытать! А они лишь вздыхали по поводу того, как же их утомляют подобные дальние поездки.
Находясь в пучине своих мыслей, наследница не заметила, как опустилась на кровать и закрыла глаза. Энергии в ней совсем не осталось, впрочем, как и сил. Но тревожить Иерру она не решилась. Кот мягко запрыгнул на кровать, и свернулся калачиком рядом с девушкой.
-Давай-ка я расскажу тебе сказку. Жила-была на свете одна девушка. Она была принцессой, но, впрочем, это не так уж их важно... -Иерра вновь превратился в ее друга - разговорчивого кота, которого она любила и ценила. Принцесса положила руку ему на спину, и слушая его мерное бормотание, незаметно погрузилась в глубокий и здоровый сон. К слову сказать, сны ей в этот остаток ночи привиделись самые чудесные и приятные.

0

27

Прошло несколько длинных дней, в течение которых Рерий старался не вспоминать о своей очаровательной пленнице и ее наглом ирге, которого он мечтал придушить при первой возможности. Впрочем, Офанорел был точно такого же мнения: как мужчина (пусть и немного крылатый, магический и с клювом), он рассматривал Ундину исключительно как очень милую девушку, которую угораздило родиться не в то время не в том месте, а вот кота сокол возненавидел люто. Пару раз ирг даже рассказывал хозяину о том, как бы замечательно было отравить мерзкую кису… ну, или сбросить ее из окна башни – не так важно. Впрочем, Рерий всегда лишь раздраженно морщился в ответ на эти размышления – маг не любил, когда его отвлекали по пустякам. А убийство кошки – это именно пустяк. Хочется Офанорелу – пусть летит в комнату принцессы и делает там все, что ему хочется. Пусть хоть в кусок золота его превратит – плевать, не его, Рерия, забота.
Тем не менее, в один не очень прекрасный по причине его унылости вечер маг все-таки решил навестить принцессу.
Снова долгий подъем вверх. На дороге от встретил повара – хорошо, значит, девушка уже сыта, значит, есть шанс, что она будет в не самом плохом расположении духа. Все-таки голодная женщина – это страшна. А голодная женщина, которую на такой долгий срок лишили всех женских радостей – это вообще катастрофа. Посему наш герой был несказанно рад, что собрался к Ундине в такое благоприятное время.
Тяжелый замок сдавленно крякнул, когда Рерий начал ковыряться в нем ключом. «Давно пора сменить эту железяку…», – думал маг, пытаясь не вспоминать о том, что он сейчас находится на положении нищего бродяги с сотней серебряных монет капитала.
- Все еще будет, хозяин, – оптимистично заявил ирг. – Правда, не в этой жизни и не с нами,  - довольно добавил он, подтверждая свой образ самой заносчивой и вредной птички этого прекрасного мира.
Рерий не удостоил пернатого ответом. Замок, наконец, поддался, и тяжелая дверь медленно отворилась, проскрипев свою душераздирающую песнь.
- Добрый вечер, принцесса, – пропел Рерий насмешливо. Последний разговор с пленницей вышел крайне неудачным, шансов, что девушка не запульнет в своего хозяина что-нибудь тяжелое, практически не было, как казалось Рерию. Впрочем, это ничего не меняло.

0

28

Пара дней взаперти длились для Эржебет целую вечность. Принцесса, казалось, успела изучить все  трещинки на стенах и потолке. Но большую часть времени она проводила, сидя на подоконнике и рассматривая пейзаж. Иногда там, внизу, копошились люди, видимо, это была армия Рерия. Байен, повар, который приносил ей пищу и уже успел стать хорошим товарищем и собеседником,  успел поведать наследнице о том, кем является Рерий, и для чего ему, собственно, понадобилась принцесса. Естественно, Эржебет не очень устраивало то, что вскоре королевство может оказаться в опасности. Но для размышлений на эту тему у нее было довольно много времени. Ни одного наследного правителя, кроме Эржебет, не осталось. В замке скорее всего, царит невероятная суматоха по поводу исчезновения принцессы.
-Что будет, если Рерий сможет занять трон? Что же станет со мной?.. -рассуждала девушка. Для нее не было большой разницы - находиться взаперти здесь, или в замке, разве что тут обстановка помрачнее и удобств поменьше. Иерра успел утихомириться и уже не вел себя так бесшабашно, как в первый день заключения. Он много говорил с Эржебет, поддерживал ее, и в тайне мечтал взять реванш в схватке с птицей Рерия. Но ирг понимал, что это следует отложить на более поздний срок.
А еще принцесса часто пела, находясь в одиночестве. Колыбельные матери, песни, подслушанные ею в замке - все это заполняло пространство ее маленькой обители в башне.
А сегодня, в этот тихий вечер, у принцессы было необычно приподнятое настроение. Повар ушел буквально пару минут назад, и Эржебет, поужинав, бродила по комнате, абсолютно не зная, куда себя деть. Что ни говори, а в замке свободы было побольше - целый дворец в твоем распоряжении - твори, что хочешь. А здесь ты не имеешь столько привилегий.
Услышав шаги, наследница приободрилась, и, встав напротив двери, увидела, что к ней пришел ее похититель. -И что ему надо, небось, опять порвал рубашку. -из-за этих мыслей принцесса улыбнулась, и со смешинкой в голосе поприветствовала  Рерия:
-Доброго вечера. -и немного помедлив, добавила: -вы не могли бы уточнить, сколько времени мне еще сидеть здесь?

0

29

---> Чаща леса

Тяжело пыхтя, Эллианора уперлась ладонью о каменную стену здания. Те несколько миль, которые она прошла из чащи леса, были сущим адом, особенно если брать во внимание ломоту в спине.
"Как старая бабка! Ей-богу!"
В подтверждение этого она заворчала и толкнула дверь башни. Внутри было непривычно темно и пахло гнилью и сыростью. Давненько же она не была в этом здании. Иргу, видимо, тоже было не по душе. Он с удвоенной силой забегал по складкам в одежде, будто бы желая в них спрятаться.
"Наивная слепота! Отдуваться-то обоим придется!"
Медленно переступая со ступени на ступень, некромантка, торопясь, думала, как же выдать новости более мягко.
"Я же защищала его честь! Он это должен учесть!"
- Если бы ты ее убила, то это бы он точно оценил, - ворчливо протелепатил Кира.
"Прав, козявка. Но там была стража..."
- Шестеро. Для Рерия это так много! - усмехнулся и на это ирг.
"Скажу, что было двенадцать, двенадцать лучших воинов и он не осилит."
- Не будьте так уверены, Эллианора Рихтер. Если вы трусиха, то и это не значит, что все такие.
- Пх! По-моему, кто-то нарывается?- угроза была нешуточной.
В последний раз, когда ирг распустил свой язык, то некромантка наказала его очень жестоко. Около получаса Кира плавал в тазике с холодной водой и никак не мог зацепиться за скользкие стенки. Переворачивался, падал, тонул и захлебывался... Порой Эллианора бывает даже слишком жестока.
Добравшись наконец до нужного этажа, Рихтер не задумываясь отворила дверь в покои Рерия. Тянуть она не любила, если уж и собираться что-то делать, то сразу.
В помещении было необычно тихо... и пусто. Где он?

0

30

- Столько, сколько потребуется! – рявкнул Рерий. Последнее время его настроение менялось с совершенно бешеной скоростью. Раньше такого не было. А еще сегодня маг не выспался – спасибо Офанорелу.
- Не за что, хозяин, – с издевкой пропела наглая птица. И вот не стыдно же ему. Рерий всегда чувствовал настроение своего питомца. И сейчас оно было просто замечательным, что особенно раздражало мужчину.
Наградив принцессу и ее ирга холодным злым взглядом, маг поспешно вышел из опочивальни. Сегодня его раздражало буквально все. С утра зачем-то сорвался на несчастного повара. Нет, он, конечно, сам виноват – нечего подавать ему подгоревший завтрак, но так свирепствовать из-за такой, в сущности, мелочи – это глупо и жалко. То есть совершенно не характерно для Рерия.
Магу совершенно не хотелось меняться, становиться истеричным и раздражительным. Свой характер Рерию всегда нравился.
- Стареешь, Рерий, стареешь. Скоро волосы лезть начнут, кожа испортится,  - заявил Офанорел совершенно невыносимым тоном. За такие слова его, по большому счету, можно было бы прикончить. Но Рерий уже давно привязался к этой наглой птице, так что эта нахальная выходка осталась без внимания.
Наконец, маг добрался до своих покоев. Не самое лучшее место, конечно. При дворе условия были явно лучше. «Зато здесь есть свобода. При дворе мне этого не хватало…».
Свободолюбие – это плохо, особенно, когда его слишком много и когда оно – основополагающая черта сильного мага. Потому что в этой ситуации, этот самый маг сможет поубивать нафиг полмира, воюя за свою свободу.
- Здравствуй, Эллионора, – поприветствовал соратницу Рерий. Его голос был бархатистым и мягким. Таким тоном хорошо говорить с любовницей, а не с подчиненной, у которой почему-то немного виноватый вид. - Обрадуй меня, – потребовал маг. В данном состоянии только плохих новостей ему не хватало.
Офанорел нервно заерзал на плече у мага: настроение хозяина ему не нравилось.

0