Adventure Fantasy World - Арелас

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Adventure Fantasy World - Арелас » Раскол. Первый игровой сезон » Постоялый двор «Ночная звезда».


Постоялый двор «Ночная звезда».

Сообщений 1 страница 30 из 45

1

http://s005.radikal.ru/i212/1105/16/08bdb1d816d7.png
Самое элитарное здание Истерима - целый комплекс из трёх высоких, статных домов и внутреннего дворика! Слуги повсюду вышколенные, холёные, а каждое окошечко так и сигналит о богатстве владельцев «Звезды».

0

2

Кризис, тем более финансовый, случается в судьбе каждого, с кем-то чаще, с кем-то реже, в жизни же наших героев он стал естественным олицетворением их существования.  Его воспринимали как нечто приемлемое, дарующее необыкновенную легкость! Когда в твоих карманах звенит медь, а в сумке лишь ломоть зачерствевшего хлеба, невольно начинаешь смотреть на мир новым, неомраченным зажиточной скупостью глазом, только, почему-то, очень голодным.
Когда неприятности становятся твоей второй натурой, невольно начинаешь воспринимать их как нечто само собой разумеющееся, а потому Бел, с гордо поднятой головой, уверено трусил на своем роскошном жеребце и нимало не беспокоился об ироничных взглядах, которые нет-нет, да бросали редкие прохожие в сторону нелепой компании. Тощий, длинный мужчина, восседающий на огромном, двух метровом гнедом тяжеловозе, с меланхоличным видом печатающим шаг в пыль, казалось, что коню совершенно безразличен всадник, он отправляется по одному ему ведомым делам и из милости согласился перетаскивать на себе невесомое тело. Сразу за колоссом резво семенила тощенькая лошадка, крупные яблоки на боках делали её похожей на недокормленную корову, а всклокоченная грива и куцый, ощипанный хвост, а так же полная обреченность застывшая в глубоких, печальных глазах, ясно показывали — путь у странников был неблизкий. Свалявшиеся комья грязи на  лошадиных боках, небрежно вычищенные сами путники, благо, постоялый двор видал и не таких поселенцев.
Гордый Бульцефал, названный так в честь безвременно потонувшего предшественника, учуяв ароматный запах свежего сена, почуяв сладость скорого отдыха, расширил шаг, переходя сперва на рысь, а после и вовсе на легкий галоп, если бы не впившиеся в губы удила, жеребца бы уже несло полным аллюром, но память о прошлых проказах, а главное последующих за ними наказаниях, не позволяла умному животному пустится во все тяжкие. Хозяин и сам желал скорее спешиться и полуобернувшись в седле, окликнул своего спутника:
- Не отставай, Ален, постель близко.
Уверившись в том, что парень держится, Кроу позволил коню ускорить бег и на полном скаку ворвался в распахнутые ворота. Отсутствие денег его не беспокоило, приятно, иногда, пользоваться собственными способностями для получения мелких земных радостей. Да что там, всегда приятно!

Отредактировано Белиар Кроу (2011-04-12 22:16:42)

0

3

*Первое постэ*

Унылое однообразие пейзажа вгоняло в тоску и сонливость. Задница давно притёрлась к костистому хребту лошади (седло, увы, не составляло никакой помехи их знакомству), так что Ален давно и успешно клевал носом, засыпая, и приходя в себя за мгновение до того, как начинал валиться с лошади в ту или иную сторону. Впрочем, натренированное подсознание каким-то чудом умудрялось поддерживать тело в более-менее вертикальном положении довольно продолжительные отрезки времени. Так что, появление вокруг признаков цивилизации он благополучно пропустил, плавая в мутном и липком сне. Впрочем, когда здоровенный тяжеловоз прибавил шагу, и несчастная кобылка скакнула вперёд, не желая отставать от сотоварища. А может тоже почуяла скорый отдых и еду.
Как бы то ни было, кобылка рванула вперёд, Ален очередной раз чуть не вылетел из седла, и вынужден был проснуться, осоловело оглядываясь по сторонам и глупо хлопая глазами.
- Постель? - фразу спутника он даже каким-то чудом расслышал, и немедленно встрепенулся, хищно вглядываясь вперёд. - Постель... Еда!
Последнее словосочетание он просто простонал, нетерпеливо попихивая недовольно всхрапывающую лошадку пяткой. Брать двор на таран она явно не собиралась, бодро и тряско труся за сородичем и алчно взирая на крыши за оградой. Яблочко чуяло конюшню....
Ален оценил сооружения, оценил чисто выметенный двор, вывеску, весьма презентабельную и солидную, после чего подвёл свою кобылку поближе к здоровенному тяжеловозу и выразительно посверлил взглядом спутника.
- Белиар, ты же не собираешься?.. - выразительно недосказал он без особой, впрочем, надежды.

Отредактировано Ален Свалоу (2011-04-12 22:36:25)

+1

4

- Не собираюсь, что? - и без того далекий от ангельского характер Бела, на голодной почве, подпитанный усталостью, стал куда более раздражительным и терпимым к моральным устоям окружающих. - Оставлять тебя здыхать от голода в ближайшей канаве, или вновь обсасывать лошадиные кости? - каленный метал в голосе, ровно напускное, но в целом безэмоциональное, на показательное лицедейство не оставалось сил, а потому мужчина просто говорил, зло и сухо, стараясь разбить своим голос постылую ночную тишину, -  Жечь дома, душить младенцев и насиловать девственниц? Ты это имеешь в виду?
Ни капли живого чувства, возражать ему сейчас было даже не самоубийством, тратить последние крохи выносливости на разборку с мальцом брюнет не станет, это было отсроченное обещание мучительной мести. Холодная ненависть сменилась безликой категоричностью:
- Нет, не собираюсь.
Фешенебельное заведение даже ночью готово встречать всегда желанных гостей. Где-то в глубинах двора, сперва робко скрипнула дверь, после чего послышался приглушенный шум спорящих голосов, очевидно разбуженная прислуга решала чья сейчас очередь приветствовать постояльцев, затем раздался хлопок крепкого подзатыльника и чьи-то торопливые шаги в их сторону.
- Добро пожаловать! Дорогие... - чем ближе подходил служка, тем меньше энтузиазма оставалось в его тоне, когда же он смог по достоинству оценить путников и их предполагаемое материальное состояние, парнишка и вовсе пришел в отчаяние и завершил приветствие в интонации обреченности, достойно осужденного на вечные мучения грешника, - Гости. - Он даже решился было открыть рот и предложить, вежливо, разумеется, поискать странникам заведение попроще, но не успел. Сознание паренька, под действием чар абиссала, приняло решение пересмотреть первое впечатление и на губах юноши расцвела придурковатая, но полная счастья улыбка, - Что желают добрые господа? Лучшая комната? Пять минут и будет накрыт стол, вы желаете, что бы о ваших лошадях позаботились? - изгиб брови телепата, легкая коррекция первоначального приказа и встречающий в сердцах хлопнул себя по низкому лбу, - Разумеется! И зачем я вообще спрашиваю.
Кроу, не считая нужным изображать на лице хоть какую-то маску выражения, буквально сполз с жеребца и небрежно бросив поводья жадно подхватившему их мальчишке, неспеша, стараясь унять непривычную качку земли под ногами, побрел к ближайшему зданию. Он не посчитал нужным обернуться на Алена, так некстати решившего вспомнить принципы. Если вовремя не образумится, пусть питается собственной совестью.

+1

5

Тон спутника Алену не нравился. Слишком уж бил по ушам, от чего парень нервно дёргался и начал сутулиться, в попытке, наверное, оказаться ниже и незаметнее. Желание спорить и возражать как-то рассосалось само собой, тем более, что в кое чём Бель был прав. Здыхать от голода и спать где упадёшь то ещё удовольствие, а в постоялом дворе...
Нет, ну в самом деле... Неужели хозяин может быть таким уж честным и правильным, раз отгрохал такое заведение? Неужто он сам никого ни разу не обманул и не одурачил?
Вальян горько усмехнулся собственным попыткам убедить себя, и в пол уха слушая предсказуемый разговор со слугой неуклюже сполз со спины лошадки. Мышцы ныли, задница, казалось, превратилась в один большой мозоль, и как уже успел убедится Ален, подобное состояние тела не лечилось. Особенно на голодный желудок. Обычно - проходило само после небольшого отдыха. А жаль...
Парень поколебался ещё несколько мгновений, затем сдал поводья слуге, и уныло свесив голову поплёлся за абиссалом. Полный желудок ему сегодня будет стоить продолжительных мучений совести...

0

6

Красиво уйти со сцены не вышло. Ближайшая дверь, к оторой и направлялся мужчина, как выяснилось опытным путем, на ночь запиралась и отворять её перед усталыми путниками никто не собирался. Таже самая неприятность случилась и с ее деревянной родственницей, потыкавшись пару минут, абиссалу пришлось принять бесполезность попыток, кленя расположение зданий делать крюк и топать к центральному входу.
Выдохнувшееся было ночное небо, поднакопив сил, зарядило крупными каплями по двору расширяя и без того немаленькие лужи, серая, свинцовая масса над головой едва сменила оттенок, еще не светлео в такую погоду этот процесс неминуемо затянется, только предпринимая робку попытку сменить тон.
Их встречали, на крыльце, под навесом, стаяла укутанная в шаль фигура, держащая в руках ослепительно-белый фонарь, завидев бредущих путников она помахала им рукой, приглашая подойти и наконец скрыться от непогоды в уютном тепле постоялого двора. Вняв приглашению, абиссал, а после и вальян втиснулись в просторных холл главного здания. Огни на стенах были не зажжены, будничный шум должен был начаться немного позже. Откуда-то тянуло араматами свежей выпечки и жарящегося мяса, пока господа спят, слуги уже начинают свой ежедневный труд.
К ним вышла женщина, чей возраст уходил за тридцать и бесследно терялся в лабиринтах времени заблудившись за этой чертой. Абсолютно безликая, с уставшим от постоянного недосыпания лицом, глубокими мешками окрасившими синим покрытую паутиной мелких морщин кожу её глаз. Утомленная, тонкая, она зябко поежилась запирая за пришельцами дверь и обернувшись, окинула наконец вошедших оценивающим взглядом. У неё было странное лицо, удивительно простое и в тоже время приветливое, на нем читалось доброта и почти физически ощутимое соучастие. В блеклых глазах небыло разочарования мальчишки, что теперь вынужден несколько часов напролет ублажать своим уходом вымотанных лошадей, не было и меркантильной расчетливости, она не прикидывала сколько можно содрать с побродяжек и не лучше ли их выдворить вон, в этих серых, запавших глазах читалось беспокойство, сочувствие и готовность оказать любую, посильную помощь! В таких случая внушение излишне, эта женщина по доброй воле обогреет и накормит странников, надежно укрыв их от строгих глаз руководство. Именно из таких, жемчужин в раковинах алчности и обмана людей, порой, вырастают святые. Бескорыстие и не требующая благодарности самоотдача.
Белиара дернуло, как от удара, едва его взгляд встретился с женским, он в полной мере впитал в себя объем эмоцией которые разбудили истерзанные дорогой гости. Она хотела заговорить, разлепила сухие, бледные в неверных отблесках фонаря губы и не смогла произнести не слова. Безжалостный щуп чужой воли вторгся в непотревоженное сознание. Рука, призрачная и беспощадная с наслаждением разрывала все прекрасное что содержалось в этом человеке. Комкала, сжимала, обращая добродетели в пороки, проводя глобальную психоломку, операция на сердце — без наркоза, по завершении которой не останется и самого сердца.
«Ниенна», как представилась еще на пороге их благодетельница, судорожно всхлипнула, втягивая в себя спертый воздух помещения, её лицо исказил спазм, возможно, ей уже приходилось встречаться с телепатами, во всяком случае её быстро теряющий осмысленость взгляд выражал полное понимание происходящего. И вновь удивлял набором выраженных эмоций. В нем не появилось страха, или ненависти, не было осуждения, или хотя бы упрека. Только печаль и жалость. Не к себе, к мучителю. Она не предприняла и попытки отшатнуться, только в конце первела глаза на светловолосого парня, последнее что можно было в них прочесть, это искренне пожелание удачи и с почти материнской опекой, опаска за его судьбу.
Уже через мгновение человеческое тепло, светлое, обогревающее каждого подступившего близко, оставило женщину, перед путниками стоял камень. Все еще живой, но абсолютно покорный и начисто лишенный чувств.
- Пойдемте, - прошелестел сухой, напоминающий треск догорающих осенних листьев голос.

+3

7

До кучи начал накрапывать дождик. Вот уж воистину, не было печали. Это было бы тем последним штрихом, что довершило бы эпохальную картину - усталые и разбитые дорогой путники, злые (ну, по крайней мере, один из них), голодные, да ещё промокшие до нитки... К счастью, до большого дождя оставалось ещё много времени, если он вообще пойдёт, да и до крыльца было рукой подать. Ален, впрочем, прибавил шагу, торопясь оказаться под крышей, хотя тело и отзывалось возмущением на это. Он прошествовал  в помещение, снова сбавив скорость и уныло переставляя ноги, благодарно кивнул женщине, и огляделся, чувствуя, как начинает кружиться голова от доносящихся с кухни запахов. Потом, поняв, что слишком много времени как-то ничего не происходит, вернул своё внимание к присутствующим, и насторожился, увидев какими глазами Белиар смотрит на женщину.
Нет, честно, иногда вальян побаивался своего спутника. Вот как раз в такие моменты, когда глаза у него становились холодными, гипнотическими, как у змеи. Благо он видел их такими всего, наверно, раза два... А сейчас...
Что-то было не так. Что-то категорически шло не так и от этого ощущения катящихся в бездну мгновения становилось не по себе. Ален растерялся, перевёл взгляд на женщину, в которую, казалось бы, всматривался абиссал. Как раз чтобы поймать последний её взгляд. Такой... Знакомый... Сердце защемило, Ален отшатнулся, пытаясь прогнать с глаз лицо матери. Она тоже смотрела на него так частенько... И это...
Что происходит? Почему она всхлипнула? Что...
- Пойдемте, - донеслось со стороны женщины. Ален даже не сразу понял, что это произнесла она. А когда понял... Глаза вальяна округлились, он рванулся вперёд, схватив женщину за плечи, разворачивая её лицом к себе. Ему хватило одного взгляда чтобы понять, что к чему. Что произошло. И что он наивно проморгал, стоя в двух шагах от этого кошмара. Ненависть опалила его душу. Ненависть, в первую очередь, к самому себе. За то что не понял. За то, что не предотвратил. За то что тупо мечтал о завтраке в стороне.
Ален развернулся, с ходу залепив кулаком в челюсть Белиару. Метил, конечно, в глаз, но просто не дотянулся. Он почти не думал, что делает, просто шёл на поводу у своих эмоций. У отчаянного непонимания.
- За что?! - прошипел он, припечатывая шатнувшегося (скорее от неожиданности, чем от силы удара) Беля ладонью в грудь, и чувствуя, как неожиданно легко накатывает на него знакомое ощущение. Мороз вдоль хребта, тягучий огонь по жилам вытесняемый в ладонь, а дальше - в грудь чаруемого. Но радоваться, что кратковременная блокировка способностей далась ему сегодня так легко он не стал. Не до того было. Какая к чёрту радость, когда...
- За что... - тихий шёпот. Ярость сменилось отчаянием, подросток тихо, безнадёжно ругнулся, понимая, что уже ничего не сможет изменить.

+1

8

Контраст мировоззрений, подлый удар, нанесенный, пожалуй, самым близким ему существом в этом мире. Белиар проваливался из одной крайности в другую так же легко, как дышал. Шок, захвативший его после встречи с женщиной сменился слепой, безудержной яростью. Рука рефлекторно коснулась подбородка, проверяя его целостность и толчок в грудь, ставшей полной неожиданностью. Первый раз Ален практиковал свои умения на  покровителе.
Мир, наполненный разнообразием цветов, оттенков чужой радости и страдания померк, сжавшись в до боли узкое пространство заключенное в одном теле. Безумие, рассеиваемое на площадь, сконцентрировалось в разуме абиссала, чутье телепата замкнулось, обрушилось на своего носителя с безжалостностью секиры палача, отсекающего голову обреченному преступнику.
Туманная одурь и не находящая выхода ненависть разрывали рассудок, бросок вперед, к обидчику, тонкие когти искусственных пальцев мертвым захватом оплели хрупкую шею парня. Впечатав беспомощного заступника справедливости в жесткую кожу двери. В висках, кровавой вакханалией, повторением прошлого, звучал старый, так и не получивший ответа вопрос: «Зачем?». Это уже происходило однажды, он уже терзал тело, путался в светлых волосах, вдыхал аромат животного ужаса и упивался им, он переживал былую картину, мазками садиста-художника наносимую на образ памяти, смешивающего краски реальности и почти забытого прошлого.
Глаза в глаза, серебро и плавленый в горниле воплощенного зла янтарь. Дыхание смерти на щеке вальяна, искаженные черты лица, само безумие, остановившее свой прощальный замах в дюйме от светлого юношеского лика. Сталь лезвий, не находя живой плоти, тоскливо скрипела за ухом, довольствуюсь случайно попавшими в захват прядями, осыпала их на узкие плечи.
- Щенок! - шипящий, пылающий близостью расплаты голос, - Ты, кажется, начинаешь забываться, - резкий, болезненный удар под дых и нет возможности согнуться, лишающая дыханья ладонь лишь плотнее сжимается на горле, - Желаешь получить урок хороших манер? - новый удар, ровно в ту же точку, - Или пытаешься обучить им меня?!
Так дорого и так тяжело доставшийся приз в лице защитника, способного прикрыть от нежданного врага, позволить выиграть бесценные секунды, сейчас безнадежно ломался зажатый в тисках кипящего возмездия. Маятник восприятия достиг своего предела и бесшумно качнулся в другом направлении, Кроу приходил в себя, в то восоздание своей личности которую привык демонстрировать Свалоу, за мгновение до фатального шага, он осознал происходящее. Отступать — поздно. Приходилось доигрывать.
- Аллен, помнишь, мы говорили о равновесии? - ладонь разжалась, рука обвила полузадушенную фигурку, в заботливой опеке притянула  к себе, - Идеальное благо, так же как тьма, разрушают концепцию мироздания, он ведут его в тартар, мы вольны отсрочить час провала вселенной в вечную, демоническую пустоту, не мешай мне, - колкий лед, - Прочищать пласты изостазия, - сладкий мед, - Ты ведь не желаешь стать виновником грядущего апокалипсиса?

0

9

Ярость в чужих глазах обожгла но не заставила отступить. Дурное упрямство подняло голову, протирая массивный рог бархатной тряпочкой в преддверии работы. Ален чувствовал, что ему перепадёт, но почему-то был спокоен в этом плане. Да что там! Сейчас он был готов умереть и наверное, не стал бы обижаться на Белиара за свою смерть. В конце концов, он был обязан ему жизнью. А значит, абиссал волен забрать то, что даровал ему в любой момент, когда ему заблагорассудится. Да и за то что он не успел помешать спутнику... Эта оплошность тоже была достойна такого наказания.
Он не испугался, когда его ударили о стену, не отвёл взгляда, лишь захрипел, пытаясь вдохнуть, и завороженно глядя в янтарные глаза Белиала. Зеркало души? Увольте...
Разве что там, в глубине, царит первородный хаос.
Впрочем, удар в грудь порядком выбил из него дух. И остатки воздуха. В ушах застучало из глаз брызнули слёзы, Ален дёрнулся, суматошно и бессмысленно пытаясь ослабить хватку когтистой руки. От второго удара подкосились ноги, он почти повис на стальном кольце, ломающем его горло. В глазах плыло и белело, он был уже готов отключиться, когда жёсткий кулак сменился ласковым объятием. Ален с трудом, и не сразу сумел вдохнуть, хрипло закашлялся, цепляясь за одежду спутника чтобы не упасть. Размеренный говор стекал в уши, с трудом пробиваясь сквозь стучание крови, прежний, спокойный голос Беля, расписывающего что-то о равновесии, как он любил... Привычный медовый поток его слов, невообразимым образом перерастающий в ледяные горы. Привычно, знакомо... Почти что по родному.
- Мне... - снова кашель. Ален ткнулся носом в пахнущее пылью дорог плечо абиссала, судорожно выдыхая слабым шёпотом:
- Мне всё равно... да хоть весь мир... В пропасть... Не делай так больше. Не делай...

+2

10

- Обещаю.
Ласковый, ровно настолько, насколько и фальшивый голос абиссала, баюкивающие поглаживание по спине, отнимающая жизнь рука способна дарить нежность, тихий шепот, умиротворяющее спокойствие.
Обещаю, ты больше не станешь свидетелем подобных сцен, ты слишком мал, ты не способен осознать.
- Пойдем.
Застывшая каменным изваянием женщина безразлично наблюдала за разыгрывающейся сценой. Она терпеливо ждала, пока двое мужчин последуют за ней и только приподняла выше фонарь, освящая холл если не своим, навсегда погасшим огнем, то хотя бы этой иллюзией порожденного человеком тепла.Объятье, мягко перешедшее в простую поддержку. Кроу продолжал обнимать парня за плечи, крепко, надежно, не позволяя ослабевшему телу стечь на пол, кивнул их невольному проводнику. Хорошо, что он успел отдать команду к действию до того как был лишен своего губительного дара, теперь оставалось только следовать за огоньком пляшущим перед ними и фигурой, идущей неестественно, одеревенело прямо.
Ниенна повела их не в одну из комнат для гостей, а через узкий коридор, соединяющий меж собой два здания, в соседний блок, предназначенный прислуге. Каждое действие обязано получить отклик, если ты решаешься на управление личностью, можешь смело ожидать, что однажды это будет раскрыто и даже твоих способностей не хватит что бы сдержать гнев оскорбленного в лучших чувствах человечества. Белиар не зарывался, сейчас они нуждались только в крове и пище, а не комфорте и благополучии. Он не желал что бы их пара бросалась в глаза и была замечена кем-то кроме служек.
Они миновали один коридор, другой, прошли мимо запертой двери, за которой слышался грохот посуды и возбужденный, беззаботный смех, поднялись на второй этаж, женщина привела их к собственной комнате и отворив дверь безмолвно удалилась отвечая на заранее заданную программу. Через некоторое время она вернется с едой, вином, а еще чуть позже обеспечит их горячей водой и полотенцами. Позже, сейчас же следовало привести в порядок юношу, обмякающего в руках Бела. Он почти волок вальяна по лестнице и втащив в комнату первым делом подвел мальца к небольшой, расположенной в углу комнаты жесткой, аскетичной постели. Усадив на неё парня, брюнет опустился перед ним на колени, внимательно вглядываясь в тусклое в полутьме серебро глаз.
- Все кончено, осталось немного подождать, ты вновь будешь сыт и бодр, усталось отступит, а в месте с ней уйдут и кошмары прошедшей ночи. - вкрадчивый, осторожный голос, чарующая интонация всепоглощающего покоя.

Отредактировано Белиар Кроу (2011-04-14 02:18:55)

+1

11

Юноша на пару мгновений прикрыл глаза. Это обещание немного облегчило его состояние, но не настолько чтобы вновь радоваться жизни, или, хотя бы, выйти из прострации которой рано или поздно заканчивались его срывы. Хорошо хоть в истерику он не впадал...
Сейчас его тоже "сорвало". Настучать по морде Белю, хоть и было за что. На душе было гадостно исключительно. И не только из-за искалеченного трупа, показывающего им путь. Заботливые объятия абиссала, его поддержка, они напомнили о том, что у Алена больше никого нет. Никого, кому можно довериться, кто позаботится, и защитит.
Никого, кроме сотворившего такую мерзость Белиала.
Зачем он это сделал? Что не так подумала женщина вызвав у него такую реакцию? Виной ли всему усталость с дороги и нелёгкий путь?
Боль понемногу уходила, дышать становилось легче, но вальян всё равно чувствовал себя как мешок с песком, и выдохнул с немалым облегчением, когда его зад коснулся койки. Так было легче. И, как было бы легче, если бы было что-то, способное вот так-же облегчить муть и боль, разрывающие душу.
Голос Беля привлёк внимание. Ален поднял на него поблёкшие, печальные глаза и тихо проговорил:
- Я хочу верить тебе, потому что... потому что некому больше. Но я не знаю, как верить тебе после случившегося. Пожалуйста... Заставь меня забыть этот кошмар...
дрожащие пальцы легли на плечо мужчины. Ослабевший блок, которому и так недолго оставалось, рассыпался и распался, обдав пальцы прощальным уколом холода.

+1

12

- Ты ведь уйдешь, правда? Как только появится достойная кандидатура, тот, или та, на кого можно безоговорочно положиться, тот, кому ты сможешь довериться, кто будет видеть с тобой мир одним взглядом. А главное с тем, кто будет способен защитить тебя от твоего главного врага — меня.
Печальная улыбка на губах, едва различимая в тусклом свете вернувшегося фонаря. Ниенна, все так же молча вошла в комнату, плотно прикрыв за собой дверь, внесла поднос с стоявшей на нем сковородой. Аппетитный аромат свежих яиц с зажаренным беконом, горячего хлеба и еще теплого молока. Бел, кажется, желал вино, не ясно было почему женщина интерпретировала приказ по своему, кто знает, может быть забота о парне превысила в ней желание подчиниться чужой воле? Сейчас было не время разбираться с этим маленьким, незначительным осложнением.
Мужчина обернулся, поймал взгляд служанки, стеклянный, безжизненный, улыбнулся, не видимый вальяном он отдал очередной приказ, на этот раз пожелав что бы покорная кукла оставила фонарь на столе, вместе с едой и мертвая тень удалилась в поисках требуемых предметов. Можно было возвращаться к беседе:
- Я не стану стирать твои воспоминания об этой ночи, твое право лишить меня доверия, или покинуть, - тонкая, скрытая ирония в припущенных горечью словах, - Сможешь попробовать обыкновенной, рутинной жизни, узнаешь, как это, просыпаться по утрам точно зная что тебе принесет зарождающийся день, видеть одни и теже лица, перетирать давно наскучившие темы, день за днем, год за годом и так — до конца времен, до конца твоего времени. Это ведь так увлекательно! Не правда ли?
Белиар поднялся с колен, больше не глядя на своего спутника, это решение Свалоу должен принять самостоятельно. Разумеется, в последствии, если оно будет расходиться с мнением самого Бела, тот поправит сбившееся сознание парня и укажет путь истинный методом безотказного внушения. Но всегда стоит попытаться убедить собеседника без применения чар, тем более, что от последствия очередного срыва могут оказаться куда плачевнее чем припечатавший подбородок кулак. Одно дело разжигать конфликт в спящем постоялом дворе, совсем другое устроить ссору на поле брани, перед лицом противника, полемика во втором случае может стать последней. А так, у вальяна появится хоть какой-то моральный блок против поступков покровителя, хрупкий фундамент, но с чего-то же следует начинать строительство?
Подойдя к столу, мужчина отодвинул один из стульев и подцепив кусок раскаленного яйца на вилку, принялся с удовольствием утолять давно разыгравшийся аппетит. Тарелок Ниенна не принесла, да Кроу в них и не нуждался.

0

13

А Белиар только улыбнулся, немного грустно, и заговорил, неся, по мнению Алена совершеннейшую чушь. Вальян слушал его с широко открытыми глазами, замерев, и судорожно пытаясь представить то, о чём говорит абиссал. Положиться, доверится... Можно жизнь положить на поиски такого человека и всё равно не добиться успеха, можно...
- Да кому я нужен?! - горько выдохнул Ален. - Кроме тебя...
Он закрыл лицо руками, затем старательно растёр виски пальцами, грустно поглядел в спину удаляющемуся Белю, немного жалея о его отказе. Впрочем, если так подумать... Если бы абиссал и был вот такой распоследней скотиной, он бы и без просьбы в памяти его не раз и не два покопался, а так...
- Я останусь, Белиар. - тихо проговорил он, поднимаясь на ноги. Чуть придерживаясь рукой за сену подошёл к столу (всё таки, запах был слишком соблазнительный, а желудок слишком пустой), но садится помедлил, всё ещё борясь со своей совестью. Смириться с произошедшим было нелегко, хотя всё шло к тому, что Ален это сделает. Тяжело, болезненно, но смириться.
- Я слишком привык к такой жизни, чтобы что-то менять. - тихо пробормотал он, придерживая заворчавший живот рукой но всё ещё не решаясь сесть, и приступить к еде. - Да и... Не люблю оставаться долго на одном месте.
Это навевало кошмары. Стоило осесть где-нибудь и несколько дней провести в тишине и покое, как начинали снится кошмары о той ночи... Окровавленное тело матери, пылающий дом... А ален до чёртиков не любил это. И не представлял, как будет справляться с ними, если останется один.

0

14

<<< Ворота. Истерим

Осторожно, ещё раз Лирра коснулась плеча задремавшей подруги, очень боязливо и нерешительно. Всё же девушка пребывала в сомнении: будить подругу или нет, ведь с одной стороны разбудить Эльзу вопиющее прояление грубости и невежества. Инстаркарка ещё помнила героический поступок спутницы на берегу бурной реки и до сих пор восхищалась им. Едва ли Лирра могла представить себе, какая слабость была у Маргариты в тот момент. Конечно она была хорошим целителем и в Священном лесу лечила многих инстаркаров и животных, но сама девушка редко когда получала ранения. Вернее даже сказать - никогда. Обычно, под опёкой родитетей, Лирра отделывалась в худшем случае царапиной или синяком. Конечно, инстаркарка пыталась понять состояние больного каждый раз при исцелении и даже старалась представить. Но, наверное, даже самый хороший целитель никогда не представит всей боли несчастного.
"Ох, Интерена, что же я делаю? Возможно она слишком устала... Это так невежливо!"  - Девушка потупив взгляд одёрнула руку и быстро пошла в помещение.
Там было очень тихо и пусто. Ни прислуги, ни хозяев, ни постояльцев. Такая тишина даже немного удивила инстаркарку, которая, конечно, редко останавливалась в подобных местах, но всегда считала, что на постоялом дворе никто и никогда не спит. Тем более девушка не знала в какую дверь постучаться, чтобы вышел хозяин и очень не хотела постучаться не туда разбудить ненароком постояльцев.
- Элизабетта, вам не кажется странным, что нас никто не встречает? - Задумчиво произнесла инстаркарка вновь удивляясь пустынности помешения и его тишине. - Знаете, я всегда думала, что хозяин должен выйти к гостям, но может мы не вовремя?
Лирра остановилась у дверей внимательно вслушиваясь в тишину, но не услышала ничего, кроме приглушённых голосов раздававшихся из верхних комнат.

Отредактировано Лирра (2011-04-17 01:27:30)

0

15

Бел ел молча, не чувствуя вкуса, просто насыщая утомленный организм таким нужным ему белком, на юношу он больше не обращал внимание, для этого не нужно было прилагать усилий, даже простой разговор сейчас казался пустой формальностью, совершенно бесполезной. Только почувствовав в желудке приятную, наполняющую тело расслабляющей негой сытость, мужчина поднялся из-за стола, сдернул с постели покрывало и постелив себе в одном из углов комнаты не раздеваясь лег. Не было большой разницы на чем отходить ко сну, жесткая постель, или древесина пола, но таскать за собой простуженного мальчишку, проще было отказать себе в небольшой части комфорта и растянувшись на колком пледе наконец позволить ноющим конечностям отдохнуть.
Еще минут десять Кроу наблюдал за медленно светлеющим небом за окном, после чего закрыл глаза и провалился в тяжелый, глубокий сон без сновидений.

0

16

Абиссал не изволил ответить. Это молчание (слабо разбавленное тихим чавканьем) немало угнетало. Ален кусал губы, но помешать спутнику не решился, а уж вопить"Почему ты ничего не отвечаешь!?" было бы по меньшей мере глупо. Возможно, Белиар просто хотел и не вспоминать о произошедшем, раз уж всё улеглось. Более-менее...
Яичницы становилось всё меньше, а желудок бушевал всё больше. Ален поколебался, и всё-же опустился на табуретку, взявшись за вилку. Впрочем, вкуса он почти не чувствовал. Но желудок бурчать перестал, а на плечи навалилась вязкая сытая усталость, делая почти невозможным необходимость подняться и дотащиться до кровати. Но спать за столом было бы и того хуже, так что Ален сделал над собой усилие, и вскоре растянул свою тушку на койке, благо, Бель решил уступить ему это место. Конечно, Ален уже давно привык спать где папало, и ему было, в общем то, всё равно, но всё-таки на завернувшегося в плед абиссала он глянул с благодарностью. А затем провалился в сон, вязкий, тёмный, и беспокойный.
Сегодня кошмары к нему всё-же пришли. красно-чёрное болото поглотило его и мучило, показывая гротескные полотна, переплетения мяса и костей, тёмных теней, и каких-то нереалистичных  форм... Он бродил по этому лабиринту из ужаса, пытаясь отыскать свою мать, но находил лишь обрывки её платья и выпирающие из живых кровоточащих стен клыки всё пытались зацепить его за бок...
А потом он наткнулся на капли яркой, розовато-перломутровой крови на полу. Сперва - маленькие капельки, затем - обильные брызги, а дальше - целые лужи. Он скользил на этой крови, падал, поднимался, дрожа от страха, когда слышал чавканье за поворотом и мокрый хруст раздираемой плоти. А потом... Потом он увидел их, тварей, раздирающих на части ещё живую вальяну, и перламутровая кровь текла из ужасных ран, а в глазах её... В её глазах...
Ален сел рывком, почти проснувшись от этого ужаса, рванулся было, чтобы кинуться туда, попытаться спасти, хотя и понимал, и сердце сжималось болезненно от того что это бесполезно. Рванулся, но совершенно потерял ориентацию в пространстве,  просонья да в мутной дрёме, и жахнулся лбом о стену, после чего и вовсе слетел на пол отшатнувшись. Несколько мгновений лежал, вообще не понимая, что происходит, а после, когда сообразил, что это был всего лишь сон, закрыл лицо руками...

0

17

Лирра
<<< Ворота. Истерим
   Элизабетта не торопясь направилась в постоялый двор. Она нарочно не торопилась, Во-первых, чтобы подождать своих спутников, а во-вторых-чтобы не пуститься слишком быстро в дальнейший путь. Ну вот, после небольшого перерыва в своей игре снова приходилось возвращаться к последней. Казалось, само тело абсорбантки было возмущено тем, что ему приходится скрывать истинную мощь и силу, которым оно на самом деле было наполнено. Выйдя из кареты, женщина снова ощутила это всем своим существом. Но нет. Надо было играть до последнего. Если она хотела заполучить Лирру - нельзя было никак её отпускать. И поэтому Лие с явным сопротивлением и неудовольствием каждый раз приходилось себя одёргивать и заставлять действовать так, как было необходимо.
   В любом случае, вскоре они-таки оказались внутри помещения и заняли свободный столик. Теперь порезанную руку можно было не скрывать - рана, нанесённая волшебником уже успела зажить  практически полностью за время этого небольшого путешествия. Так что всё снова было нормально.
   Элизабетта потратила несколько минут на то, чтобы посмотреть по сторонам и изучить помещение. А здесь было неплохо. Очень даже. Даже роскошно. Кое-где - и пороскошнее чем у неё самой в корчме. Однако это не сильно задевало хозяйку "Арии". Её вполне устраивало то, чем она занималась и как она занималась своим делом. Если кому-то нравилась лишние украшательства - сугубо лично дело.
-Ну, дорогая, мы же тут не единственные посетители. Мало ли какие у хозяев могут быть дела и проблемы. Наше время ведь позволяет немного подождать? - Успокаивающим тоном произнесла абсорбантка в ответ на слова девушки. Она по своему опыту лично знала, как нелегко бывает одной отозваться на все пожелания клиентов. Что поделать - с работниками в подобных заведениях во все времена были проблемы. Если кто-то хотел, чтобы всё было сделано как следует - нужно было делать всё самому.

0

18

----------- Истерим, Ворота ------------

Почувствовав легкий толчок в плечо, Эльза словно бы очнулась от длительного сна. Собственно говоря, так оно и было, ведь последние несколько часов, проведенные в экипаже вместе с двумя спутницами и кучером Дюрер провела в забытьи, в состоянии полубреда-полусна. Каждый раз, когда ей требовались силы, девушка впадала в эдакое подобие анабиоза, когда ее не могло разбудить ничто, пока силы не восстановятся целиком и полностью. Честно признаться, Эльза применяла этот способ крайне редко, ведь она становилась гораздо беззащитнее и не могла в случае чего постоять за себя.
На этот же раз Дюрер при желании могла "спастись" куда менее опасным способом - на дне повозки, под несколькими слоями старого тряпья были спрятаны пара бурдюков с кровью. Нет-нет, вовсе не абиссалов или инстаркарок, которую так любят другие сакриалы, это совсем не для Эльзы - она предпочитала животных, а больше всего ценила бурых лисиц. Однако если же Лирре она могла раскрыть свою расу хотя бы только потому, что они волей случая оказались в одной команде, да и девушка это неплохая, как оказалось, то Элизабетте Маргарита ничего открывать не хотела, ведь она всегда стыдилась своего существа. Эх, лучше бы Эльза родилась реалиоркой, как и все ее родственники, ей-богу! Хотя в таком случае им бы не удалось так легко (ага, очень, особенно если учитывать последствия, которые оказали на Эльзу столь сильное влияние) договориться с этим духом русалки в Ниоттле.
Очнувшись, Эльза первым делом осмотрелась. Кажется, они уже прибыли в пункт назначения - из окна Дюрер была видна вывеска постоялого двора "Ночная звезда", что указывало на их месторасположение в Истериме. Лирра легко спрыгнула с повозки и направилась в здание, попутно размышляя, почему же их никто не встретил. Элизабетта последовала за ней, пройдя мимо Эльзы, и та почувствовала легкий запах крови.
"Она что, ранена?" - удивленно подумала Дюрер, но ничего не сказала. Сакриалы всегда чувствовали кровь за версту, этот же запах был близок и отчетлив, но, похоже, источник его - будь то рана или же всего лишь мелкая царапина - практически излечился.
Эльза позвала кучера. Тот, откликнувшись, вытащил небольшой чемодан с самыми необходимыми вещами Дюрер, и сакриалка, легко спрыгнув со ступеней, присоединилась ко своим спутницам.
- Всем привет, - улыбнулась она. - Я, кажется, снова с вами.

0

19

Вы играете с: роженицей

Три девушки за столиком. И больше, кажется, ничего.[float=right] http://s006.radikal.ru/i215/1104/77/9d111956e2be.png[/float]Все звуки стихли, сгладились, и непривычная тишина давила на уши, настораживала, заставляла нервничать. Но это длилось недолго. Искривился неверный огонёк свечи, и послышалось тихое поскрипывание. Кажется, это кто-то спускается по лестнице... И правда: в проёме двери показался неясный силуэт. Тяжёлое, хриплое дыхание почему-то навевало ужас... Однако недолго странная фигура задержалась у косяка: она шагнула вперёд, оказавшись на границе свечного ореола.
Женщина. Совсем молоденькая, миловидная, но лицо искажено страданием и болью. Карие глаза полуприкрыты, голова клонится к плечу. Кроме того - она ещё и беременная! Огромный живот не оставлял никаких сомнений: этой девушке вскоре рожать...
- Добрые девушки... Помогите... - голос жалобный, тихий, прерываемый отрывистыми вздохами. Тёмные рови сомкнулись в единую линию, сиволизирующую страдание. - Я... кажется... уже...
Недоговорённые слова прервались тихим стоном: женщина осела на пол. Кажется, она уже тихо, неслышно плакала.

0

20

- Вы правы. Всё же я об этом не подумала. Хозяева действительно могут быть заняты чем-то важным, а мы, конечно же можем подождать. - Произнесла инстаркарка садясь за столик вместе с мадам Гонар. После успокаивающего тона подруги Лирра даже почувствовала себя неловко из-за того, что была слишком нетерпеливой несколько минут назад. "Ах, Элизабетта, я даже не подумала о том, что хозяева могут быть заняты... И стоило мне опасаться? Нет. Я просто мало знаю про постоялые дворы, но нет... Я не должна быть такой нетерпеливой. Это же так невежливо и даже немножко грубо. Как хорошо, что кроме Элизабет больше никто не видел этого, иначе я бы провалилась со стыда от того, что была так невежественна. Конечно же это не повториться..." - Мысленно упрекнула себя инстаркарка в очередной раз восхитившись старой знакомой. Вот за что девушка так любила проводить вечера за беседой с Элизабеттой! Она же была такой мудрой, у женщины всегда находился ответ на все вопросы Лирры и что тут говорить, подруга всегда хорошо слушала и понимала! А над некоторыми проблемами, которыми делилась инстаркарка мадам Гонар и вовсе посмеивалась и Лирра так же спустя какое-то время разделяла точку зрения старой знакомой, считая что ей не за что тревожиться.
а о чём Лирра тревожилась почти что каждый день? О младшей сестре, маме и папе, и, конечно же, Викаре.  Её тревожил тот последний вечер перед отъездом и пьяная сестрёнка, которая говорит о том, что испытывает чувство к её жениху. Лирра много раз вспоминала слова Вирры и всё больше убеждалась в том, что это был алкоголь, наваждение - не более. И девушка ничуть не винила сестрёнку в этом, ведь любовь это такое сильное, пьянящее голову чувство...
- Я пыталась тебя разбудить лишь потому, что боялась, что ты замёрзнешь на холоде. - С ноткой извинения произнесла девушка, оглядывая спутницу. Маргарите явно была нужна помощь после того случая на реке в Ниотле она была по-прежнему слаба. - Как ты себя чувствуешь? - Заботливо поинтересовалась Лирра. Она хотела добавить ещё несколько вопросов о самочувствии, но вошедшая женщина завладе всем вниманием инстаркарки.
Без труда девушка догадалась, что начались роды. Это было видно и по искажённому от боли лицу, и по огромному животу. Более того, Лирра заметила по мокрой одежде роженицы, что у той уже отошли воды.
- Нам нужна мягкая кровать, чистые простыни и тёплая вода. - Быстро произнесла Лирра и без раздумий поспешила к несчастной. - Тише-тише... Всё хорошо! Мы поможем вам. Как ваше имя? - Заботливо сказала инстаркарка силясь поднять женщину на ноги.

+1

21

Элизабетта дружески улыбнулась. Во-первых, тому, что в очередной раз была права, а во-вторых - тому, что старая знакомая, видимо, снова успокоилась, хоть и было заметно, что она снова погрузилась в какие-то размышления. Вскоре к ним присоединилась и новая знакомая. Надо будет разузнать, что у них там произошло до того, как Лия нагнала их. Просто для справки, чтобы знать, почему происходит то, что происходит. Однако это можно было отложить на потом, не торопиться. Причина была всё та же - лишние расспросы - лишнее внимание к собственной персоне.
-Я рада, что ты снова с нами. - Своим уже обычным, дружелюбным тоном произнесла абсорбантка. Она сочла возможным обращаться  к девушке сразу на "ты", поскольку явно была старше любой из спутниц. Лишь не могла заявлять, что была старше их обеих, вместе взятых. Лирра, конечно же, тут же проявила заботу и решила извиниться за то, что пыталась нарушить сладкий сон спутницы, приносившей, может быть, столь необходимый отдых. Самой Элизабетте больше пока было нечего сказать, поэтому она снова замолчала. Голова тоже наконец-то освободилась от лишних и черезчур грузных мыслей. Она понимала, что и как делать дальше. Остальное было не важно - разберёмся с проблемами по мере их появления.
   Не успела абсорбантка подумать об этих самых проблемах, как они снова нагнали её. Хотя вряд ли произошедшее можно было назвать крупной и большой проблемой. Просто неожиданность и неприятность. Незнакомая женщина, вышедшая к ним... Явно беременная... Больше того, вот-вот готовая родить... Конечно, она сразу привлекла к себе внимание их компании. Снова почувствовав себя старшей, Элиз снова решилась было первой подойти к девушке, но инициативу перехватила Лирра. Так что женщина решила заняться добычей необходимых "материалов", оставив разговоры и выяснение деталей своим спутницам. Ей вполне хватило своего, опять же, привычного, властного голоса и пары распоряжений, чтобы спустя пару минут вернуться к Лирре со всем необходимым. Правда, небольшой переполох привлёк внимание некоторых посетителей... Лично Элизабетта старалась на это внимания не обращать.
-Вот, дорогая, то, что ты просила. - Доложила женщина. Было, конечно, немножко неприятно "прислуживать" кому-то... Но по вполне известным и понятным причинам Лия решила не привлекать к себе внимания...

0

22

Вы играете с: роженицей

Опираясь на вовремя поданную Лиррой руку, женщина силилась встать. [float=right]http://s006.radikal.ru/i215/1104/77/9d111956e2be.png[/float]Глаза её закатились, на мелово-бледных щеках проступили два рубиновых пятна, а дрожащие губы, сливающиеся с побледневшей коже, сигналили, что незнакомка хочет что-то сказать... Когда у неё наконец-то получилось встать, она вымолвила почти неслышно:
- Гренна. Меня зовут Гренна... Да...
Гренна попыталась благодарно улыбнуться в ответ на заботливые, ласковые слова рыжей девушки, но и это у неё не вышло: женщина, бессильно застонав, согнулась, руками обхватив свой большущий живот.
- Не могу... больше... терпеть... - сквозь слёзы почти неразборчиво пробормотала она.

0

23

- Я пыталась тебя разбудить лишь потому, что боялась, что ты замёрзнешь на холоде. - Лирра, похоже, очень беспокоилась и считала себя в какой-то мере виноватой в том, что Эльза проснулась так рано.
- Нет-нет, ничего страшного, я и сама бы вот-вот проснулась, - успокоила она подругу. - Силы восстановились, так что сейчас я готова практически ко всему. Но вам отдохнуть тоже не помешает. - Дюрер кивнула на вторую спутницу, которая в ответ лишь произнесла:
- Я рада, что ты снова с нами.
В здании было непривычно тихо, как будто все звуки мигом выключили, нажав на какой-то волшебный рычаг. Эльза окинула взглядом главный зал: всего несколько человек за парой столиков, остальные пусты, хозяина нигде не наблюдается. Стало немного страшно, но девушка не подала виду - после испытаний, которые выпали на ее долю за весь сегодняшний день, Дюрер уже совсем ничему не удивлялась. Да и сил на данный момент хватало, чтобы в случае чего защититься от непредвиденной опасности.
Скрип. Неожиданный скрип, раздавшийся откуда-то со стороны лестницы, резанул по ушам так сильно, что Эльза интуитивно подалась вперед. Нервно посмотрев туда, где послышался этот звук, она увидела юную девушку, еще совсем, казалось, девочку, которая вся побледнела и явно чувствовала себя ужасно. Эльза не сразу заметила огромный живот девушки, и лишь только ее взгляд упал на него, как Дюрер тут же поняла, что они, кажется, влипли.
Элизабетта бросилась на поиски воды и чистых простыней, Лирра старалась поддержать женщину. Эльза же поняла, что она здесь толком ничем помочь не сможет - в конце-концов, ей было всего шестнадцать лет, да и раса давала о себе знать.
- Прости, я не знаю, смогу ли чем-нибудь помочь... Ведь здесь будет много крови, - подойдя к Лирре, на ухо прошептала Эльза. - Но я постараюсь сделать все, что в моих силах.
В какой-то момент она могла выйти из-под контроля, но до той поры стоило приложить некоторые усилия, чтобы помочь бедняге. Она подошла к ней с другой стороны и постаралась поддержать.
- Сейчас нам надо добраться до кровати, а уж дальше все будет хорошо, - стараясь успокоить девушку, произнесла Эльза. "На худой конец, можно будет загипнотизировать ее, чтобы боль не так сильно чувствовалась."

+1

24

Откровенно говоря, Лирра никогда не принимала роды самостоятельно, да и наблюдала со стороны появление новой жизни не часто. В Священном лесу девушка много раз использовала свои знания о травах, чтобы вылечить людей от травм или болезней, считая себя целителем. Несколько раз девушка помогала повитухе при родах, которые проходили очень болезненно или склонны были закончиться смертью плода или роженицы. В этих случаях в ход шло много травяных зелий и настоек инстаркарки.
Лирра хорошо запомнила один случай, когда роженица мучилась несколько часов, прежде чем на свет появился ребёнок. Это было поздней осенней ночью. Тогда девушке казалось, что весь лес сотрясается от криков несчастной, да что тут говорить? Самой Лирре было безумно жаль женщину, которая корчилась от боли, не один час и казалось, что утро не настанет никогда. Но утро настало, и вместе с первыми лучами солнца родился здоровый и крепкий малыш. Этим утром никто не умер, конечно, здоровье той несчастной сильно подорвалось, ведь ребёночек причинил ей много боли.
"Ах, если бы не Грейн, то в то утро было две смерти... " - Лирра в самом деле думала, что всё хорошо закончилось только благодаря повитухе и её многолетнему опыту. Сама же девушка немного боялась родов после той ночи.
Поэтому Лирру пробивала дрожь всё сильнее и сильнее по мере осознания того, что помощи ждать неоткуда, да и за доктором посылать поздно. Инстаркарка глубоко вдохнула, призывая всю волю на помощь и выдохнула, словно пыталась прекратить дрожь.
"Всё получиться... Я не одна... Элизабетта поможет мне и Маргарита тоже..." - Дрожь утихла.
- Прошу вас Гренна, потерпите ещё немного.... Когда мы поднимемся наверх в вашу комнату, всё будет хорошо... - Свободной рукой девушка ласково погладила роженицу, пытаясь успокоить её, ведь слёзы только мешают во время родов. Гораздо лучше, если женщина спокойна. Так говорила Грейн. Лирра сейчас старалась вспомнить все знания, которыми редко делилась старая женщина. - Элизабетта, прошу вас, помогите мне довести Гренну, а ты Маргарита отнеси воду и простыни наверх, в комнату, где будут проходить роды. Я думаю, что в этой комнате распахнута дверь и разбросаны вещи... Наверное, её не трудно узнать... - Девушка приобняла роженицу за плечи. - Пойдёмте... Тут всего лишь лестница... Дорогая моя, только несколько ступенек... Не кровати, право же, вам там будет мягче и удобнее... - Инстаркарка немного сжала руку и плечи Гренны, готовая идти, как только женщина сможет сделать хотя бы шаг.

0

25

Вы играете с: роженицей Активность щупалец: 15\ 15

Гренна слабо улыбнулась. Вернее, попыталась. [float=right]http://s006.radikal.ru/i215/1104/77/9d111956e2be.png[/float]Губы исказились то ли в нервной усмешке, то ли в жалобной просьбе... Переставляя ноги с явным трудом, женщина, опираясь на руку Лирры, взбиралась по лестнице. Каждая ступенька казалась последней и давалась с невероятным трудом. Закусив губу, Гренна едва сдержала стон. Какая дикая боль!
Она даже не поняла, как добралась до просторной комнаты. Широкая кровать, застеленная шикарным постельным бельём, высокий комод, увенчанный несколькими статуэтками... Разум выхватывал детали, не позволяя составить целостной картины. Ноги обдал ветер - видно, окно открыто...
С трудом устроившись на кровати, Гренна перевела дух, слабо улыбнулась рыжеволосой девушке, и, кажется, хотела что-то сказать... Но тут закричала - страшно, хрипло и низко. Из-под прикрытых век покатились слёзы, бороздя меловые щёки, а под рубашкой что-то зашевелилось... Или показалось? Да нет, не показалось - из-под кружевного края показалось несколько смоляных щупалец...
Из лона женщины лезло нечто необычайное. Щупальца взметнулись вверх, прошив воздух, а крик сошёл на нет. Возникло стойкое ощущение, что это и не женщина вовсе, а нечто страшное и необъяснимое.

0

26

Элизабета с радостью и готовностью согласилась помочь старой знакомой справиться с этой девушкой. Правда, пришлось немного умерить свой пыл, чтобы слишком уж резво и ловко не подхватить незнакомку. И потом... Пришлось бороться с ещё одним соблазном. Абсорбантка ощущала всю ту внутреннюю силу, что билась сейчас в этой странной девушке. И силу того, что находилось внутри неё. Соблазн отнять ещё и эти две был велик. Но Лия не была бы собой, если бы, находясь в окружении людей и не только их, поддавалась бы первым инстинктам и желаниям. Пришлось держать себя под контролем, чтобы ничего не дай бог не случилось. Впрочем, это женщине даже в каком-то смысле немного помогло - она в самом деле перестала выглядеть свежо и бодро... Немного осунулась и сама производила впечатление не сильного, но всё-таки утомления и переживания. Вполне себе подходит в сложившейся ситуации. Вместе с девушками она отправилась наверх, с другой стороны поддерживая эту роженицу.
   Внимание женщины привлекло кое-что... Однако пока не стоило об этом беспокоиться. Просто... Лия, как уже говорилось, ощущала жизненную силу этой незнакомки и того, что готово было вот-вот появиться на свет... И вот эта вот вторая жизненная энергия... По ощущениям умудрённой опытом Элизабетты отличалась от того, что шло от девушки. Это несколько озадачивало. И абсорбантка решила не думать об этом... До тех пор, пока не увидела то, похоже, начинало своё путешествие в этом большом мире. С непривычки и неожиданности женщина отшатнулась на пару сантиметров в сторону. Что же это такое творится? Кто эта девушка? Что она делает в этом постоялом дворе? И кстати... Наверняка и комната не спроста так богато обставлена... Жаль, что у самой виновницы происходящих событий не было возможности хоть что-нибудь узнать. А вопросов сразу же возникла целая куча.

0

27

Эльза почувствовала слабое головокружение. Лирра попросила ее приготовить комнату, и девушка, не задумываясь, кинулась вперед по лестнице. Найти подходящую комнату и вправду оказалось не так уж и трудно - распахнутая настежь дверь, большая кровать со смятым бельем и множество разбросанных около шкафа вещей, оттуда же, похоже, и вывалившиеся.
Странно, но когда Эльза поправляла простыни, она ненароком заметила, что белье было шикарнейшего качества. Наверняка эта девушка была очень богата. Тем временем остальные добрались, наконец, до комнаты и уложили беднягу на кровать. Дюрер несколько удивилась тому, что она почти не чувствовала запаха крови, в то время как девушка, насколько она знала, уже давно должна была истекать.
На подоконник с улица запрыгнула Берена и неспешно приблизилась к хозяйке.
- Что-то тут не то, - сказала она. - Я это чувствую...
Эльза еще раз внимательно посмотрела на роженицу и обомлела: из нее вылезало какое-то до безобразия дикое создание, щупальца тянулись ко всем находившимся в комнате.
Берена, не теряя зря времени и не ожидая команды хозяйки, которая временно находилась в ступоре, стремглав прыгнула на кровать, увеличиваясь в размерах в несколько раз и выпуская длинные когти.
Похоже, этого ей не хватило, и для пущей эффективности кошка быстро сделала выпад вперед, стараясь укусить щупальца, а затем постаралась оказаться подальше от опасного существа.

Атака: чет - Берена оцарапала щупальца когтями, нечет - щупальца увернулись.
[dice=3872-5808-7744-36]
Атака: чет - Берена кусает щупальца и отпрыгивает как можно дальше, нечет - попадает мимо и падает на пол.
[dice=11616-9680-1936-36]

0

28

Вы играете с: роженицей Активность щупалец: 14\15

Гренна захрипела, и её тело скрутила звериная судорога. [float=right]http://s006.radikal.ru/i215/1104/77/9d111956e2be.png[/float]Выгибаясь в спине, женщина вцепилась в смятые простыни. На её губах лопались тёмные пузыри, глаза были полуприкрыты: казалось, если она ещё не умерла, то вот-вот отойдёт в иной мир.
Щупальца рванулись вперёд и зависли над кроватью: метровые чудовища, слегка покачивающиеся. Она высматривали себе жертву. Рванувшаяся вперёд Берена заставила щупальца отшатнуться, всколыхнуться, однако одно из щупалец всё же опало, располосованное. Кажется, это не только не усмирило дух враждебного существа, но ещё больше раззадорило его.
Два щупальца крепко обвили щиколотки Эльзы-Маргариты, ещё два с силой ударились ей в грудь, намереваясь свалить оземь. Ещё три крепко обвили стан Лирры, потянув на себя. Оставшиеся щупальца пытались достать до застывшей в дверном проёме Элизабетты, делая выпады, достойные какой-нибудь кобры.
С ужасных отростков сочилась какая-то малоаппетитная слизь, обильно заливая кровать и пол. Кто знает, а вдруг эта штука ядовитая?

Эльза-Маргарита упала
[dice=9680-11616-3872-36]

Лирра шагнула вперёд под давлением щупалец и обвалилась на кровать
[dice=7744-5808-5808-36]

Щупальца достали до Элизабетты
[dice=1936-11616-11616-36]

Свернутый текст

Бой начался! Правила ведения можно прочесть здесь. Удачи.

0

29

- Какая вы молодец! - Искренне восхитилась силой воли женщины Лирра.  Она была поражена тем, как та, преодолевая боль, поднялась по ступенькам и ни разу не упала. Ведь этого инстаркарка опасалась больше всего. Подъём был долгим, и с каждым шагом девушка всё крепче сжимала руку роженицы, боясь, что та упадёт и потеряет ребёнка.
Но всё обошлось и она, Гренна и Элизабетта вошли в комнату, где их уже ждала Эльза. Честно говоря, Лирра даже не обратила внимание на роскошную обстановку потому что в тот момент она думала о будущем ребёнке и матери. Естественно, такие сильные боли вызывали подозрения, но больше было опасений. Потому что это означало, что роды будут не простыми и только одно сознание этого заставляло инстаркарку дрожать вновь, ведь она боялась не справиться с простыми.
Когда Гренна легла на кровати, Лирра обошла с другой стороны, чтобы принимать ребёнка, но при виде появившихся щупалец ахнула, чуть слышно прошептав:
- Несчастная Гренна! - Это было так. Девушка, в самом деле, ни капли не испугалась за себя, зато тут же прониклось сочувствием и страхом за состояние роженицы. Инстаркарка сомневалась, останется ли та жива и более того не знала, как описать то, что видела. Далее события развивались очень стремительно, и Лирра даже не успела подойти к Гренне, чтобы попытаться с ней поговорить и узнать хотя бы в сознании она или нет.
- Осторожнее, Элизабетта! - Крикнула девушка старой знакомой, заметив, как   щупальца задорно потянулись к той. Однако сама не заметила как несколько "рук" опутало её и, конечно же, это сильно сбило инстаркарку с толку.
Лирра попыталась руками разжать щупальца, но руки скользили по ним из-за слизи, сочившейся из них. Дрожащими руками она взяла стоявшей рядом кувшин, предназначавшийся для воды но, не удержав в руках, разбила его. Тем временем "руки" опутали стан девушки полностью, и инстаркарка повалилась на кровать.
"Возможно стоит попробовать осколок? Нужно помочь Гренне избавиться от этого.... Такая боль... Несчастная Гренна, как же её жаль!" - Собрав все силы, девушка потянулась свободной рукой к полу за осколком от разбившегося кувшина и сжала его в руке. Край оказался острым, потому что на ладони инстаркарки выступила кровь от пореза, когда она, силясь, вонзила его в одну из щупалец.
***
Чётное число - осколок полностью вонзился в щупальцу, если нечётное, то руки у Лирры оказались слишком скользкими и осколок выскользнул в последний момент.
[dice=1936-3872-7744-36]

Отредактировано Лирра (2011-04-22 21:16:55)

+1

30

Элизабетта продолжала наблюдать за тем, что происходило в этой комнате. Ощущение чего-то странного, необычного с её стороны тоже продолжало нарастать. Когда же это всё кончится? надо будет всё-таки расспросить ту, что стала виновницей нынешних событий. Однако поворачиваться они начали так, как никто не ожидал. В первые несколько минут абсорбантка просто пыталась вжаться в стену и уйти подальше отв сего этого. Но это оказалось... Скажем так, сложнее, чем она ожидала. В такие моменты женщина начинала искренне сожалеть, что не обладает никакой боевой магией. К тому же вынуждена скрывать истинную энергию и мощь своей... собственной души и своего бытия. Если она начнёт слишком резво прыгать и бегать от нападавших щупалец - даже если Лирра и её знакомая сначала не обратят внимание - то потом-то явно начнут задумываться. А это никому не было нужно. Уж Лие - точно.  Поэтому первые свои попытки увернуться от этих щупалец были весьма слабыми и неуклюжими.  Хорошо бы ещё этой.. дурацкой "слизью" не задело. Не хотелось на своей шкуре испытывать, на что и почему она способна...
Элизабетта попыталась увернуться от нескольких щупалец
[dice=11616-3872-3872-36]

Отредактировано Элизабетта Гонар (2011-04-22 21:18:22)

0


Вы здесь » Adventure Fantasy World - Арелас » Раскол. Первый игровой сезон » Постоялый двор «Ночная звезда».